Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: креативы (список заголовков)
11:38 

Кроха сын пришёл к отцу

Кроха сын пришёл к отцу, и сказала кроха:
- Папа, я развёлся
Папа отвернулся от телевизора и сделал настолько серьёзное лицо, насколько ему позволяли это две выпитые бутылки пива.
- С кем, опять с Наташкой?
- Папа, с Наташкой я развёлся давно. Ты ведь знаешь об этом. Ты даже ходишь в гости к ним - к моему сыну, твоему внуку.
- А с кем тогда ты развёлся?
- С Ириной
- Ты же вроде не был на ней женат?
- Мы с ней были расписаны, только я тебе об этом не говорил.
- А почему не сказать отцу о том, что ты женился?
- Ну, мы же не собирались долго жить вместе.
- Тогда зачем надо было расписываться?
- Мы тогда жили вместе с Иркой. А отпуска у нас совпали. Тогда она сказала – давай съездим ко мне на родину в Сибирь? Только там не поймут, если мы будем не расписаны, и спать положат по разным комнатам. Вот мы и расписались.
- И что, съездили?
- Да, съездили.
- И как приняли?
- Нормально. Свадьбу родители устроили. Вся деревня три дня гуляла. Две сломанные челюсти, разбитое окно и разбитая машина. Подарков надарили. Денег дали.
- А развелись зачем?
- А её родственники в июле собираются в гости приехать. С тобой и с мамой знакомиться.
- Пусть бы приезжали.
- Ага, пусть…. Ирка там наплела, что ты директор крупной фирмы, у тебя квартира здесь, дом в Италии и дача за городам. Трёхэтажная. С бассейном и фонтаном. И три служанки в доме, молодые и красивые. Иркин отец сказал, что будет жить у тебя. Они даже с матерью поссорились. Она его кобелём назвала.
-Про личный самолёт Ирка ничего не сказала?
- Неа, не додумалась. Пьяная была. А то бы сказала.
Они немного помолчали. Затем отец сказал.
- На той неделе Наташка с внуком приходили.
- Как она там, не состарилась ещё?
- Да нет, отлично выглядит. А Серёга на тебя похож как две капли воды. Мы даже смотрели твои детские фотографии, сравнивали.
- Папа, причём здесь я, внук на тебя похож.
Отец сделал круглые глаза.
- Ну, что ты несёшь? Я ещё не знал твою Наташку, когда она забеременела. Вы пришли знакомиться, когда она уже была на третьем месяце.
- Пап, ну не тупи. Здесь всё просто - я и так плачу алименты, а чтобы и ты что-нибудь внуку подкидывал, они с тёщей всегда говорят, что Серёга вылитый ты.
- Могли бы и не говорить, я и так знаю, что на меня похож. Вот тока на кого ты похож? Я в твои годы не был таким ветреным.
- Папа, я поживу у тебя?
- У тебя же квартира своя, что там не живётся?
- Дык, иркины родственники приезжают, она обязательно с ними туда припрётся. А где ты живёшь, она не знает.
- Ну, после ваших рассказов родственники будут искать именно меня в первую очередь. А почему ты не сказал, что у тебя мать миллионерша и держит целую конюшню арабских скакунов и парк дорогих иномарок?
- Дык это же не я врал, а Ирка. Она тебя хоть и видела всего один раз, но очень к тебе неравнодушна.
- Доведут тебя эти бабы до цугундера.
- А ты себя вспомни. Ты хоть считал своих баб? Только я помню твоих тёток штук шесть. А скольких я не видел?
- Ладно, поживи. А чё к матери не пошёл? Вы же с ней иногда дружили против меня.
- Папа, ты разве не знаешь, что у неё новый муж.
Отец оживился.
- Ну-ка, ну-ка. Расскажи.
- Неа, папа, я сам ничего не знаю толком. Какой-то мужик из Махачкалы. Волосатый как обезьяна.
- Дагестанец?
- Папа, ну что ты пристал ко мне, не знаю я. Сам позвони ей и спроси. Тока не хами, а то вдруг он с кинжалом ходит. Давай лучше пива попьём. Я купил чешского, как ты любишь - шесть бутылок.
Они прошли на кухню, отец достал бокалы, порезал сыр и рыбу. Им было хорошо вдвоём, жаль только, что в последнее время они очень редко встречались.


© Радиоактивный


@темы: Креативы

09:15 

День рождения

В жизни я отпраздновал не один десяток дней рождения. Какие-то были просто отличными, иные чуть похуже. Но один день мне запомнился навсегда.

Лето в этот год выдалось жарким. И, сдав экзамены в школе, я решил отправиться в гости к деду в небольшой, но добрый город под названием Будённовск. Компанию мне составил старший брат и вечером 13-го июня мы были на месте.

На следующий день, хорошо выспавшись с дороги, мы предавались всем радостям «тюленьего отдыха» у бассейна во дворе.

- Ну что, пойдем-ка, вина выберем? А то, что ж мы на сухую праздновать будем? – Дед – крепкий высокий мужик, совсем ещё не старый для своего возраста, был знатным виноделом. В его владении были три отличных виноградника, а под домом находился подвал, которому позавидовали бы и многие винотеки мира. Большой, глубокий, прохладный. Десятки бочек с различными сортами вина, сделанного дедом самостоятельно, ждали своего часа.

- Так ведь день рождения у меня только завтра. А я слышал, что плохая примета – праздновать раньше. – В приметы я, конечно, не верил, просто лень было даже просто шевелиться.

- Ну, а мы не день рождения, а ваш приезд отпразднуем. А завтра ещё и день рождения. – Дед весело подмигнул и потянул нас в свои винные закрома.

Через час, изрядно напробовавшиеся, мы с братом всё ж таки выбрали то, что нам нужно для праздника.

Близился полдень, и мы перебрались в беседку под старой высокой грушей. На углях жарился шашлык по-карски, мы потягивали сухое красное вино, смешанное с гранатовым соком и вели размеренную беседу.

Раздавшийся вдали треск автоматной очереди вырвал нас из состояния полумедитативного расслабона.

- Наверно учения. – Дед был спокоен, потому и мы тут же снова развалились на удобных диванчиках беседки.

«Фьють!» - пролетевшая пуля срезала ветку с груши.

Пауза длилась недолго, пока прошло первое оцепенение.

- Все быстро в дом. – Тон деда не оставлял места для возражений.

Вскоре, мы все собрались на первом этаже дома. Тяжёлая гнетущая обстановка неизвестности. Дед и брат с ружьями. Мне приказано просто не мешать. Треск автоматов был совсем близко. Вот уже минут пятнадцать, как не прекращался надолго.

- На площади стреляют. – Ни к кому конкретно не обращаясь, сказал дед и включил проводное радио (я и не думал, что они ещё существовали). – Видимо возле Милиции. Или Администрации.

Ночью никто не спал. Все ждали. Чего? Даже сейчас точно не скажу. Это невероятное состояние. Напряжение пропитывало воздух. Страх перед неизвестностью.

15-е июня началось со слухов. Чеченцы убили милиционеров, захватили здание больницы и держат там заложников. Шли по соседней улице, нам просто повезло не оказаться на их пути. Дядька – работник одной из спецслужб пропал. Ещё один из соседей как раз лежал в захваченной больнице. Говорят, трупы лежат прямо на дороге. Говорят, рынок раздавлен КАМАЗами. Говорят, что брали всех с улиц, а кто сопротивлялся – убивали на месте. Говорят, говорят, говорят… И ничего конкретного, ничего на сто процентов достоверного.

Дни слились в один. Я давно забыл, что у меня был день рождения – осталось только мучительное ожидание: что будет дальше.

А потом был штурм. Вертолёты, стрельба, и провал. Хотя, спасение 60 жизней нельзя назвать окончательным провалом, но всё-таки. Террористы остались в больнице, заложников у них ещё достаточно, а штурм только ожесточил бандитов.

Пять дней мы не выходили с территории двора. Дед сразу безапелляционно заявил, что выпорет любого, кто посмеет нарушить запрет, несмотря на «взрослость».

И вдруг всё кончилось. Пришли милиционеры, сказали, что дядька ранен, но жив и его жизни ничего не угрожает. Сосед погиб в больнице. Это был здоровенный двухметровый мужик, с кулаками размером с мою голову. И, когда бородатые твари стали издеваться над медсёстрами, сосед нашёл применение своим кулакам. В его теле насчитали более шестидесяти пуль.

Потом были гружённые телами погибших фуры-рефрижераторы, в которые запускали родственников для опознания. Горе было общим. Одним на всех.

Что я тогда испытал? Страх? Конечно. За себя, за близких, за друзей. Боль? И её тоже. Но главное – непонимание и злость: «Ведь ушли, суки! Убили, разорвали город и ушли! И выпустили их, и проводили. И отдали людоедам наших на заклание». Предательство власти осознавали все.

22-го июня был День траура. Я тоже был на кладбище, весь город был. Злые, растерянные, безутешные в своём горе люди.

А твари пировали в своих аулах, насмехаясь над тем, как плюнули русским в лицо, а попали в душу. С некоторыми из них мне потом довелось пересечься на своём жизненном пути, но это уже совсем другая история.

© MiguelBarbuda

P.S.:С тех пор прошло восемнадцать лет, но эти дни всё так же ярко в моей памяти, словно были вчера.


@темы: Креативы

23:19 

Поступь прогресса

по ссылкам части 1, 2, 3, 4, 5
***
- Вы тут, папенька, бухать изволите, а Ваня на заднем дворе опять что-то несуразное мастерит!
Король поднял мутный взгляд на Василису.
- Он чей муж? Твой? Или мой?
- Мой – опешила Василиса.
- Ну, вот пойди и ёбни его сковородкой по голове, раз тебя что-то не устраивает. – Царь долил вина в бокал. - Не видишь, я в депрессии.
Василиса нахмурилась еще больше, развернулась, и пробормотала уходя:
- Понахватаются слов заморских, разговаривать невозможно. Есть же такие великолепные слова, как тоска, печаль, кручинушка…
Голос дочери стих, затерявшись в коридорах замка.

Интересно, чего Ванька на этот раз удумал? Как попала к нему в руки библиотека из Кощеева замка, так и началось беспокойное время. Нет, оно-то с пользой даже иногда чего-то мастерилось. Как, например, зеркала в одно место смотрящие. Как голову под эти лучики сунуть супостату какому, так в миг, одна черепушка от неё. И мозги внутри печеные. А про доску стирочную, это, конечно зря. Бабам-то, поди, стирать по этой досточке ребристой, сподручнее. Однако, за счет этого, языками времени у них чесать побольше стало. А это не к добру. Незачем бабам разговаривать. Делами пущай лучше занимаются.
Король встал с трона и пошел на задний двор посмотреть, чего зятю на этот раз в голову взбрело.

- Чего теперь творишь, Ванька?
- Да вот – Иван кивнул в сторону кучи хлама – Анакинский Ведроид.
- Это что за ерунда такая?
- От чего ж ерунда? – Ванька выудил из кучи хлама изрядно погнутый, но всё еще блестящий самовар и принялся прилаживать его к конструкции из ведер. – Будет по хозяйству помогать. Со стола убрать, али кровать застелить. Дрова нарубить, опять же.
- Вань, на тебя Василиса жалуется.
- Баба – пожал плечами Иван, - чего с неё взять-то? Ей, как не делай, всё не так. Только и знает, что визжать дурным голосом.
В воротах показался Серый Волк. В зубах у него была холщёвая сумка. Бережно положив её у Ивановых ног, Волк сказал:
- Всё как ты просил, Ваня.
- Это хорошо. А листы жестяные, когда будут, кузнец не сказал?
- Говорит, к вечеру.
Иван достал из принесенной Волком сумки несколько деталей и принялся прилаживать их к уже закрепленному самовару.
- И, на кой хрен, тебе, зятёк, всё это сдалось? Кровать застилать – девки сенные есть. Дров нарубить – вон крестьян сколько. Что тебе всё не так?
- Ну а чего? Удобно же! Приедет к вам этот, как его, Луи шестой, а вы ему диковину такую! А хочешь еще – изволь купить. Экспорт наладим, деньги рекой потекут. Вон, одних только досок стиральных на прошлой неделе, купец Пузомятников, триста штук взял, да и купил!
Царь тяжело вздохнул, признавая неоспоримость аргументов, и спросил:
- А, всё ж таки, почему Ведроид, Ваня?
- Ну, как же! Большую часть деталей из старых ведер сделали! – Сказал Иван и похлопал ладонью по торсу железного человека.
- А Анакинский-то почему?
- Ну… - протянул Иван – тут один человек обещал, что так и назовет.
- Какой человек? – не понял король – Кому обещал?
- Ой, царь-батюшка, вы его всё равно не знаете. – Отмахнулся Ванька от назойливого тестя.

- Сомнения меня, Ваня, терзают – говорил Серый Волк, обходя готового ведроида вокруг и разглядывая его со всех сторон. – Уж, как-то много деталей не совпадает с первоначальным чертежом.
- Ну, Серый, ну сам подумай, ну какой кузнец взялся б выковывать эти кругляшки? А тут вон - Ванька, уже в который раз, постучал кулаком по самовару – готовый корпус. Начинку только внутрь клади и готово.

Несмотря на всю Ванькину уверенность, по настоянию Серого Волка испытания перенесли в лес.
Погода, ясная с утра, вдруг начала меняться. А когда телега с ведроидом приехала на поляну, небо уже заволокло тучами.
- Дождь будет, Ванька – сказал Волк.
- Успеем.
- А, может, отложим, а?
- Да чего ему станется! Вон, плащиком прикроем и нормально. У него ж детальки в чугунке. Чугунок донышком вверх. Всё продумано! – Ванька установил чугунок поверх самовара.
- Ой, Ваня-Ваня! Ну, делай, как знаешь. Но только смотри, я предупреждал.
Ведроида поставили в центре поляны, Ванька водрузил чугунный котелок с «лихими деталями» на то место, где должна была находиться голова.
- Почему детали-то лихие, Серый?
- Не знаю, где их Кощей взял, но нутром чую, очень далеко отсюда.
- В три-двенадцатом, что ль?
- Дальше, Ваня, гораздо дальше.

Свинцовая вата туч уже давно нависла над поляной, роняя крупные, но редкие капли. Где-то, совсем рядом заурчал, будто еще до конца не уверившись, что настало его время, гром. На одно единственное мгновение тишина обволокла поляну. А потом на землю устремился водяной поток, сопровождаемый громовым раскатом, наконец-то прозвучавшим во всю свою небесную мощь.
Серый Волк прижал к голове уши.
- Едрить-твою-через-забор-ведром-в-корыто! – Закричал перепуганный Ванька, почти не слыша себя, и устремился под ветви того самого дуба, в котором до сих пор, встряв рогами, торчал череп взбесившейся некогда козы, оставив ведроида мокнуть в центре поляны.
- Мда. Наверное, с запуском придется повременить. – Пробормотал себе под нос Иван.
- А я говорил – язвительно согласился Волк. – А я предупреждал. Но, кто ж меня слушать будет-то?
- Да Серый – Согласился Ваня. - Ты всегда всё наперед знаешь. И это бесит.
- Это, Ванечка, потому бесит, что сам-то ты мозгом не пользуешься.
- Я пользуюсь! – Обиженно возмутился Иван. – Я даже вон, сначала документацию почитал и только потом…
Завязавшийся было спор, прервал белый хлыст молнии, внезапно щелкнувший по поляне и окутавший мокнущего ведроида разрядами электричества. Еще раз, словно, прощаясь, ударил гром. И гроза поползла прочь.

Последние всполохи электричества пробежались вокруг чугунного котелка, служившего ведроиду головой, и сошли на нет. Затем, ведроид повернул голову, пошевелил рукой, развернулся и побежал в лес.
- Побежала хуйня железная! – Восхищенно закричал Иван. – Ты видел, Серый? Видел?
- Видел. – Буркнул Серый Волк. – Сейчас, видать, и мы побежим.
- Куда? – не понял Иван.
- Догонять твою хуйню железную.

Ведроид оказался хитрой бестией. Переходил вброд ручьи, резко менял направление, возвращался по своим же следам, скакал на несколько метров в сторону, тем самым сбивая Серого Волка со следа. Они бы так и вернулись ни с чем, если бы в очередной раз, не рассчитав высоты прыжка, ведроид не ударился бы чугунком об ветку дерева, напрочь себе этот чугунок снеся с корпуса.
По дороге домой, покачиваясь в телеге из стороны в сторону, голова непрерывно бубнила что-то на неведомом языке. Среди неизвестных слов, время от времени, проскакивали и абсолютно бессмысленные фразы на русском: «Ёбаные микросхемы», «СиТриПиО - мудак» и «Дарта Вейдера в императоры!». Так продолжалось почти до самых ворот замка, в который Иван Дурак и Серый Волк вернулись, когда уже совсем стемнело.
Убедившись, что голова-чугунок перестала подавать признаки жизни, Ванька наскоро прикрутил оную к корпусу и со словами:
- Завтра будем разбираться.
Побрёл в спальню.

А утром, выглянув из окна, Ваня увидел привязанную к столбам стражу, сенных девок, выстроенных у забора в одних исподних рубахах, и Царя-батюшку, стоящего у колодца, в кандалах, притороченных к колодезному валу. По двору, чеканя шаг, ходили ведроиды. Их было много. Если бы у Вани в тот момент спросили, сколько он видит ведроидов, хотя бы приблизительно, то, не обременяя себя математическими подробностями, Иван бы ответил: «Дохуя». И был бы прав. Ведроидов было дохуя.

Быстро натянув портки и схватив меч, аккуратно ступая, дабы не разбудить Василису, Иван подкрался к двери и приоткрыл её. У двери сидел Серый Волк.
- Серый, что за…
- …хуйня в королевстве творится? – Закончил зверь начатое Иваном предложение.
- Ага. – Согласился Иван.
- Ведроиды атакуют. – Невозмутимо сообщил Волк.
- Кого?
- А то ты, блять, в окно не видел, кого!
- И чего делать, Серый?
- Если б за каждый такой вопрос тебе давали подсрачник, ты бы лет до пятидесяти спал только на животе.
- Так, а откуда их столько? – проигнорировал комментарий Волка Иван.
- Один собрал второго, потом они вдвоем собрали еще по одному. Потом четверо – еще четверых. Но знаешь, Ваня, есть и плюсы.
- Плюсы? – Ваня оторопело таращился на Серого Волка.
- Ага, плюсы. На заднем дворе, где ты мастерскую себе устроил, барахла совсем не осталось. Там чистота и порядок.
- Кто там, Ваня – подала сонный голос Василиса.
- Спи. Серый это.
- Угу… опять будете чепуху мастерить какую-нибудь – пробормотала Василиса, и, перевернувшись на другой бок, сладко засопела.
Иван вышел в коридор и прикрыл двери.
- И все-таки, Серый, чего делать-то теперь? – вновь спросил он у Волка.
- Кто б знал, Ванечка. – Тоскливо протянул Серый Волк.

Крадучись, Иван Дурак и Серый Волк пробрались на задний двор, где обнаружили одного из ведроидов, старательно прикручивающим самому себе левую ногу, состоящую из остатков хлама, которого на заднем дворе почти не осталось.
Ванька в два прыжка оказался рядом, взмахнул кладенцом и чугунок-голова, с глухим звоном и невнятным матерком упала на землю.

Подхватив чугунок, Ванька открыл погреб и быстро, пока не заметили, спрятался там вместе с Серым Волком. В погребе Ванька пристроил голову на приоткрытую кадку с солёными огурцами.
- Ничего не понимаю – пробормотал Иван, - все финтюльки на месте, от чего оно всё так?
- Всё, Ваня, да не всё. – Серый Волк, встав на задние лапы, оперся передними об кадку и засунул свой нос в чугунок. – Смотри, видишь, железочки наискось стоят?
- Где? – Ваня близоруко прищурился.
- В чугунке. Видать электричество по катушке не с тем напряжением идет. И вот результат: враждебно настроенная армия человекоподобных роботов, собранных из подручных материалов.
- Я ж их всех не победю – растерялся Иван.
- Нет такого слова «победю», Ваня. Наш народ всегда гуртом решал проблемы такого характера, а потому, в будущем времени у данного слова есть только множественное число. «По-бе-дим». Понял?
- Я ж их всех не победим. – Поправился Иван. Но смутился, оттого, что вышло еще тупее.
- Да. Ты непобедим – хихикнул Серый Волк и добавил себе под нос. – В своей придурковатости.
- Вариантов у нас, Ванечка, два. Или выходить на ратный бой прямо сейчас, имея в арсенале твой кладенец и мои зубы, или… - Серый Волк помедлил.
- Или?
-…Или сдаваться.
- Русские не сдаются! - сказал Иван и неловко взмахнув мечем, зацепил чугунок, который с глубокомысленным «бульк» присоединился к компании солененьких огурчиков в кадке.
- Хм… Маринованный человекоподобный робот… - задумчиво пробормотал Волк – это любопытно.

Двери погреба с грохотом распахнулись и оттуда, с нецензурным боевым кличем и утробным рычанием выскочили человек и волк. Стрелой пролетев через весь задний двор, они обогнули замок и ринулись в гущу стоящих строем ведроидов. Всякий взмах меча оставлял за собой разрубленные на непропорциональные части железные тела, металлические руки и ноги разлетались в разные стороны. Волк, вцепившись зубами в металлические конечности, оставлял на них глубокие, а часто и сквозные отметины, дергал в остервенении лобастой головой, выдергивая стальные ноги или руки из пазов, обездвиживая, валя на землю спятивших железных монстров. Лязг, скрежет, волчий рык и матерная брань Ивана, впавшего в состояние боевой эйфории, эхом отлетали от стен. Однако, ведроиды, будто и не думали заканчиваться.
И в тот момент, когда, казалось бы, горький исход этой сюрреалестичной битвы был уже предрешен, когда из Ванькиных рук был выбит меч, а Серый Волк, зажатый в угол, отчаянно скалил пасть на нескольких атакующих железных монстров, из спальни на третьем этаже раздался истошный, испуганный визг Василисы.
- ВАНЕЧКААААААААААААААААА!!!
И все ведроиды, как один, замерли.
В воцарившейся тишине раздался возмущенный Ванькин голос:
- Проснулась, ёб твою мать.
- Ультразвук, однако – пробормотал Волк, яростно чухая задней лапой ухо. – Я думал у меня голова лопнет.
Подняв меч, Ванька со злобой пнул одного застывшего ведроида, второго, плюнул на третьего и пошел отвязывать дружину.

***

- Вы тут папенька алкашить изволите, а Ваня на заднем дворе…
- Ну, так муж-то, твой?! – заорал царь, прервав Василису на полуслове. – Возьми сковородку, да и ёбни его по башке! Хотя…- царь посмотрел в потолок, будто, что-то подсчитывая в уме. – Лучше, принеси-ка мне сковородку, доченька. Я сам.

©VampiRUS


@темы: Креативы

23:21 

Сделай мне ребенка!

Лейтенант был самым старым в подвале. Он уже месяц умудрялся жить, когда других выкашивало через неделю, а то и день. Имен он уже не запоминал. Убили? Вычеркнул. Ранили? Забыл. По запорошенным, закопченым лицам тоже было трудно различать. В подвале висела красная пыль. На зубах хрустела кирпичная крошка.
Дом попался старинный, надежный. Перекрытия третьего и четвертого этажей давно рухнули, а вот стены еще стояли. Ни снаряды, ни бомбы не могли свалить бывшего купеческого великана. Дом был полукруглый, выходил фасадом на перекресток. Лейтенант не знал, хорошо это или плохо. Ему просто было удобно контролировать и сам подвал, и подступы к нему. Окна узки, стены толсты: удобно и жить и воевать.
Люди появлялись и исчезали, появлялись сами или с подкреплением, исчезали тоже сами, когда их тела на скорую руку заваливали осколками кирпичей во дворе. Из его взвода уже не осталось никого, только он да радист.
Хорошо было с боеприпасами, плохо с едой и очень плохо с водой. Когда шел дождь, бойцы выбирались наружу и собирали воду в консервные банки, котелки, бесхозные каски. Еду, время от времени, доставляли из тыла. А в углу стояла бочка с растительным маслом. Откуда она взялась, лейтенант понятия не имел. Может быть, до войны, здесь был продовольственный магазин, все эвакуировали, а бочку забыли. А, может быть, кто-то из рачительных жильцов запасся еще в прошлой жизни. Теперь это масло подливали в остывшую кашу, им же чистили оружие. За неймением горничной, имеем дворника, туды твою качель.
С оружием было хорошо. После первой недели боев, когда атаки прекратились, команда охотников оползала ночами все доступные им точки, собирая вражеские карабины, автоматы, пистолеты, обоймы, подсумки, ящики. Умудрились притащить даже миномет, что здорово помогло на следующей неделе, да и после, пока мины не кончились. Не брезговали, впрочем, и едой, и санитарными пакетами. На войне брезгливость погибает первой.
Лейтенант обходил подвал, проверяя пулеметные точки. Большей частью народ спал: чем еще заняться в кромешной темноте? Время от времени просыпались, подползали к амбразурам, перекидывались парой не значащих слов с расчетами, снова отползали, снова засыпали. Курили строго по расписанию, деля одну трофейную сигарету на троих, зажимая окурочки спичками.
Возле бочки с маслом сидел здоровенный бритый морпех. Голова его была обвязана, фуфайка прожжена в нескольких местах, на штанинах запеклась кровь: не поймешь, чужая ли, наша ли. Рядом с морпехом горела свечка, он наклонялся к ней, разбирая слова в здоровенной книге и шевеля губами. Страницы он перелистывал немецким тесаком.
- Что читаешь, полундра?
Говорили тут полушепотом, по привычке, хотя можно было и кричать, и песни петь всем хором. Немцы знали, что они здесь, наши знали, что знают немцы. А вот говорили все равно полушепотом, осторожно беспокоя редкую тишину.
Морпех показал обложку. Написано было готическим шрифтом, лейтенант не разобрал.
- Что ж ты фрицевскую литературу читаешь?
- Ну, товарищ командир, это же Кант. Kritik der praktischen Vernunft.
- Чего?
- Критика практического разума. Так сказать, основы современной философии.
- А, - коротко согласился лейтенант, ничего не поняв. - Студент, что ли?
Морпех прибился к гарнизону три дня назад. Но дни эти были тихие и старожилом он не считался.
- Так точно, студент. С третьего курса историко-филологического призвали.
- А по тебе не скажешь.
- Ага, - вздохнул студент и снова начал читать.
- О чем пишет? - лейтенант сел рядом.
- Да я через слово понимаю, честно говоря. Тут такие конструкции наворочены... Вот, например... 'Die Ordnung und Regelmäßigkeit an den Erscheinungen, die wir Natur nennen, bringen wir selbst hinein, und würden sie auch nicht darin finden können, hätten wir sie nicht, oder die Natur unseres Gemüts ursprünglich hineingelegt' Во как!
- Это что?
- Да черт его знает... Я и в русском переводе плохо понимал, о чем он.
- Зачем тогда читаешь?
- Глаза по буквам соскучились, товарищ командир.
- Поспал бы лучше, отдохнул. Или чем полезным занялся.
- Мозгу тренировка необходима, товарищ командир. Он же такая же мышца, без дела сохнет. Вот скажите, если не знаешь, что делать, как поступать?
- По Уставу, - не задумываясь, ответил лейтенант.
- А если в уставе нет такой ситуации?
- Тогда по уму.
- Но ведь и ум может ошибаться. Если, например, недостаточно разведданных, то вы ведь не поведете в атаку взвод?
- Поведу, если приказ будет.
- Ну а если приказ такой, чтобы вот выбить немца с перекрестка и с минимальными потерями? А данных разведки нет? И перекресток не возьмем, и народ положим под пулеметами.
- Посажу снайпера или вот тебя же с противотанковым ружьем, сиди пулеметчиков отщелкивай.
- На все у вас ответ есть...
- Я ж не твой Кант. У меня приказы есть, начальство. Устав опять же.
- А в жизни? В жизни были у вас ситуации, когда и приказа не было, и ум не помогал?
- Предположим.
- Тогда как поступали?
- По совести, как еще-то.
- Стало быть, на войне уставы и приказы совесть заменяют?
- Ты мне эти антисоветские разговоры брось, амфибия! - закипел лейтенант, понимая, что попал в хитроумную ловушку.
- Да что вы, товарищ командир... Это же философия. На Канта, между прочим, и Маркс ссылался, и Энгельс, и товарищ Ленин.
Лейтенант остыл.
- Ругали, небось?
- Не без этого.
- За что?
- Ну... За идеализм.
- А! Это правильно, - согласился лейтенант. - Помню. Наш политрук таким был. Отходим, значит, июлем сорок первого. А он все трындит, что вот-вот и немецкие пролетарии восстанут, потому как осознают, что война ведется несправедливая, против первого государства рабочих и крестьян.
- И что?
- Так убили его немецкие пролетарии. Прямо перед строем и расстреляли, когда мы в плен попали. Так идеалистом и помер.
- А вы?
- А я сбежал.
- Ааа... А Кант вот говорил, что к любому человеку надо относится как к цели, а не как к средству, - невпопад ляпнул морпех.
- Это он правильно, - одобрил лейтенант. - Это вот надо каждому бойцу внушить, относись к немцу как к цели.
- Так он о другом, это же его категорический императив.
- Ну вот мы его категорически и применим. Книжку свою спрячь, лучше поспи. Ночью тебя отправлю на переноску раненых. Разминать не только мозги надо.
Морпех вздохнул, отложил книгу, задул свечку и улегся.
Стало темно, глаза постепенно привыкали и лейтенант снова начал видеть. Скупые порции света из амбразур немного, но освещали низкие сводчатые потолки, дремлющих бойцов, кучи кирпичей, гильзы. Где-то за окном гулко бабахали взрывы, но били не по ним, потому лейтенант был спокоен. На минуту он прикрыл глаза, вслушиваясь в канонаду. Ему вдруг показалось, что это великаны отмечают великанскую свою свадьбу, яростно топоча громадными пятками об землю. Так остервенело пляшут 'Топотуху' деревенские бабы, старясь если не пробить скобленый пол, так хотя бы стаканы со стола уронить.
Минута прошла и лейтенант поднялся, продолжая обход.
В дальнем, самом безопасном углу подвала, лежали раненые. Стонали, молчали, скрежетали зубами. Хорошо, что никто не выл. В прошлый раз лейтенант едва сам не пристрелил раненого в живот молоденького бойца, который выл на одной ноте, не переставая. Да тот сам помер к вечеру.
Два санитара играли в карты, не обращая внимания на раненых. Лейтенант знал, что колода трофейная, порнографическая, и что в ней не хватает пяти ли, шести ли карт. Но ему было все равно, впрочем, санитарам тоже. При виде командира они не встали, в подвале вообще было не до козыряний. Дисциплина тут держалась вовсе не на Уставе, тут лейтенант лукавил морпеху. Дисциплина держалась на общем деле, которое было очень простым. Не пропустить немца через перекресток и остаться в живых. Именно это и просил, уже не приказывал штаб.
- Никто не помер?
- Пока никто, - флегматично ответил усатый санитар. Второй, постарше, но бритый промочал.
- Как стемнеет, начинайте эвакуацию.
- Есть, - на этот раз отозвались оба. Усатый партию проиграл, смешал карты и начал тасовать колоду.
- Партейку, товарищ командир?
Лейтенант отказался, карты он не любил, тем более порнографические. Чужое это, неправильное.
Он уже собрался идти обратно, но тут санитар остановил его.
- Товарищ командир, там девка которая, все вас звала.
- Что не позвали?
- Да бредит она, говорю, что надо, а она только: 'командира позови, командира позови'. Говорю, так я передам, если что важное. А по пустяковым делам, зачем его беспокоить? Нет, говорит, только ему скажу
- Где она?
- Да вона, за балкой лежит.
Лейтенант осторожно перешагнул упавшую балку.
У девчонки не было лица. Вернее, было, но пряталось под слоем бинтов. Глупо ранило, конечно. Шальной снаряд ударил в самую стену и осколки кирпичей свалили пробегавшую медсестру. Все ничего, да только с лица будто скальп сняли, вместе с носом. А череп цел, и кости все целы, и ни царапины больше. И рот с подбородком не задело. Мужику бы и то не сладко таким уродом стать, бабе-то зачем?
- Эй! - тронул лейтенант ее за руку.
Белая голова повернулась на голос:
- Вы, товарищ командир?
- Я. Что хотела?
- Меня Маруся зовут.
- Что хотела, Маруся?
- Вы только не смейтесь, товарищ командир. Обещаете? Не смейтесь, ладно?
- Обещаю, Маруся.
- Ближе наклонитесь, я скажу.
Лейтенант наклонился к раненой.
- Еще ближе.
От бинтов пахло карболкой, кровью и еще чем-то острым, медицинским.
- Товарищ командир, сделайте мне ребенка.
- Что? - не понял лейтенант.
- Сделайте мне ребенка!
- Да ты что, Маруся! Ты это... Ты не переживай. Все хорошо будет, в госпитале тебя починят, все будет в лучшем виде. Найдешь себе жениха и строгайте вы с ним хоть десяток. Вот у меня случай был, парню осколком по лбу прошло. Шмат кожи отвалился такой, что до рта свисал. Ну, думаем, все, крантец парню. А нет, месяц прошел - только шрам под самыми волосами. Нормально все будет.
- Командир, я очень прошу.
- Я, видишь ли, Маруся, женат...
- Да причем тут это, - застонала она. - Женат, не женат, какая разница?
- Да я ж тебя даже не люблю.
- Можно подумать, я вас люблю. Нет, конечно, - тонкие, бледные губы едва тронула усмешка. - Просто сделайте мне ребеночка. Ведь убьют всех, а кто рожать будет?
- Ты и будешь, только дома, в тылу.
- Не понимаешь ты, командир, - перешла она вдруг на ты. - Нам ведь, бабам, только и надо, чтобы муж любимый был, ласковый, да детишки. Мужа у меня не будет уже, так хоть сынок останется или дочка, все равно. Сделай мне ребенка, командир!
- Да будет у тебя муж, будет, - осторожно погладил Марусину руку лейтенант. - С лица ведь воду не пить, главное чтобы стать была, да нрав добрый. Чтобы человек хороший был.
- Горит все, - пожаловалась она.
- Оно и понятно, горит. А как же не гореть? - согласился лейтенант. - Сегодня тебя в тыл отправим.
- Дайте тогда пистолет, я застрелюсь.
- Ремня тебе надо дать, - вздохнул лейтенант. С женщинами он говорить не умел и не любил. И тут вдруг вспомнил морпеха. - Слышь, Маруся, а ты знаешь, что такое категорический этот... им... ин... Инператиф.
- Болезнь такая? Нет, мы такую не изучали.
- Это, Маруся, такое правило. Когда тебе больно и ты не знаешь как быть, то относись к другому как к цели, а не как к средству. Вот ребеночек для тебя цель, а я как средство. Значит что?
- Что?
- Значит, это неправильно.
- Я даже плакать не могу, - призналась она и прикусила губу. - Нечем.
- Да в порядке у тебя глаза, я узнавал. Просто пылью забило. В госпитале промоют, - лейтенант врал. Он понятия не имел, в порядке ли у нее глаза, да он вообще ее лицо не помнил, и узнавать ничего не узнавал: когда ему было? Санитары сказали, что жить будет, и ладно. - Да и вообще, ты танкистов видала после боя? Ой, там столько обгорелых да слепых...
Лейтенант понял, что сморозил глупость и, как все в таких случаях, стал говорить громче и еще увереннее:
- ...полюбят тебя, Маруся, еще как полюбят. И ты полюбишь, а я к вам на свадьбу приеду отцом посаженным. И в крестники пойду, Маруся. Возьмешь меня в крестники?
Девчонка пожала ему ладошку ледяными пальцами.
Он привстал, стараясь не удариться о потолок:
- Я, Маруся, сейчас пойду, но вернусь. Обязательно вернусь.
Она ничего не ответила.
Лейтенант вернулся к санитарам.
- Морфий-то есть у вас?
- Есть маненько.
- Вколите девке, совсем плоха.
- Мало же его!
- Вколите, вколите. Пусть поспит. Ей поспать надо.
Усатый крякнул, полез в сумку за ампулой.
- Фамилия-то у нее какая? - вдруг вспомнил лейтенант
- У девки-то? Климова ейная фамилия. Младший сержант Климова.
'Я запомню,' -подумал лейтенант, но ничего не сказал и пошел обратно по подвалу. Морпех дрых, похрапывая, другие тоже дремали, кто-то зашивал ватник, кто-то чистил винтовку, кто-то просто молча смотрел в потолок и напевал песни.
Лейтенант не знал, доберется ли Маруся хотя бы до медсанбата, не знал, останется ли в живых хотя бы к утру он сам, морпех, усатый санитар. Он не знал, когда будет Победа, и кто из них доберется до Берлина. Это его заботило мало.
А фамилию медсестры он забудет утром, когда немцы пойдут в очередную атаку, как забудет и фамилию немецкого философа. Зато формулу 'человек есть цель, а не средство', будет вспоминать каждый раз, когда на мушке появится очередной враг.
Заканчивался долгий день восемнадцатого октября тысяча девятьсот сорок второго года.

Стырил ТУТ


@темы: Креативы

21:59 

Про Мани…, Педи… и прочее

Про Мани…, Педи… и прочее (букв будет многовато).

«Если Бог кого-то хочет наказать, то вначале отбирает разум»
(Добиблейские писания)

ТОЛЬКО ФАКТЫ И НИЧЕГО БОЛЕЕ
Википедия (куда ж без неё):

– МАНИКЮР (от лат. manus — рука и cura — уход) — косметическая процедура по обработке ногтей на пальцах рук и самих пальцев, а то и всей кисти рук. Маникюр выполняется как в салонах красоты или косметологических кабинетах квалифицированными специалистами, так и в домашних условиях.
Маникюр может включать в себя:
Массаж рук
Ванночки для кожи рук и ногтей
Уход за ногтями, полировка, придание им формы
Украшение ногтей лаком, стразами и др.
Наращивание ногтей
Часто под словом «маникюр» понимают внешний вид, обработку только ногтей.

– ПЕДИКЮР (фр. pédicure, от лат. pes — нога и curo — забочусь), специальный уход за пальцами ног (например, удаление мозолей, полировка ногтей). По сути, он представляет собой аналог маникюра для ног.
В прошлом ногами занимались цирюльники. Тогда эту нехитрую услугу совмещали с лечением зубов и другими процедурами по уходу за телом. Разделение специальностей произошло в XIX веке.
В начале XX века в Европе стали появляться специализированные заведения по уходу за ногами.

– ПИРСИНГ (англ. piercing — «прокол») — одна из форм модификаций тела, создание прокола, в котором носят украшения. Само понятие «пирсинг» может относиться как процессу прокалывания, так и к отверстиям, сделанным посредством прокалывания.
ПРИЧИНЫ ТОГО, ЧТОБЫ ДЕЛАТЬ ИЛИ НЕ ДЕЛАТЬ ПИРСИНГ, МОГУТ БЫТЬ САМЫМИ РАЗНООБРАЗНЫМИ. НЕКОТОРЫЕ ДЕЛАЮТ ПРОКОЛЫ ИЗ РЕЛИГИОЗНЫХ ИЛИ ДУХОВНЫХ СООБРАЖЕНИЙ, ДРУГИЕ РУКОВОДСТВУЮТСЯ ПОТРЕБНОСТЬЮ В САМОВЫРАЖЕНИИ, ЭСТЕТИЧЕСКОЙ ЦЕННОСТЬЮ, ЖЕЛАНИЕМ УЛУЧШИТЬ СЕКСУАЛЬНЫЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ, ПОДТВЕРДИТЬ СВОЮ ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ К КУЛЬТУРЕ ИЛИ ВЫРАЗИТЬ ПРОТЕСТ ПРОТИВ НЕЁ (особо обращаю внимание на предложение из заглавных букв).

Краткий экскурс в историю закончен. Настало неотвратимое время наших суровых будней.
Дирижёр машет палочкой, оркестр играет, конферансье за кулисами пьёт коньяк и таблетки от давления, публика сжимает анусы и подлокотники кресел, бархатный бордовый занавес ползёт за кулисы. Мы начинаем.

Не знаю, плохо это, иди хорошо, но я всегда, ещё с детства, любил наблюдать за насекомыми, животными и людьми. Не в микроскоп, лупу и бинокль за приоткрытыми шторами в поисках пикантностей, а, именно, в нормальном смысле этого слова: НАБЛЮДАТЬ.
Наблюдать в простой и обыденной жизни, в каждодневных и рядовых ситуациях, которые нас постоянно окружают, оставляя тот, или иной осадок, на который мы либо плюнем и забудем, либо запомним надолго.
Итак (хронология событий не соблюдена):
– Люблю ездить общественным транспортом, хотя есть и личный автомобиль, и служебный.
Живу возле одной из конечных остановок и выхожу из дома в одно и то же время.
Очередь на маршрутку из знакомых лиц.
Она всегда в этой очереди.
30-32 года, асимметричная причёска с сосульками волос выкрашено - каштанового цвета (не её природный окрас, но на такие мелочи никто не обращает внимания).
Женской фигуры нет и в помине, но наплевать на безвкусицу в этом случае, как раз таки ей. Ультракороткое платье (юбка), коленки суперхудых ног вовнутрь (а, соответственно, и ступней), ЗАТО:
1. Пропускает очередь, чтобы сесть на сладкие места
2. НИКОГДА и НИКОМУ не уступит седло, даже если рядом будет кончаться от инфаркта участник Войны 1812 года.
3. Всегда садится на 2 места. Через 4-5 секунд после посадки начинает звонить подруге, которая томится на низком старте через одну остановку (платит сразу за двоих). Один раз подруга опоздала, а отмороженный маршрутчик пролетел мимо - там было такого крику, шо готовы были рожать даже не беременные (я по политическим мотивам воздержался).
4. Телефон у этой принцессы козырный. Я в руки не брал, но там такая плоская лопата в 2 раза больше моего портмоне, шо им можно за 10 минут вырыть окоп для стрельбы с лошади стоя, НО… После того, как один раз я услышал её ответ на звонок фразой АЛЁ вместо АЛЛО, мне захотелось рыгать.
5. Теперь о МАНИкюре. У меня, как и у всякого нормального мужчины, в кладовке есть определённый набор инструментов, в т.ч. и отвёртки. Есть под прямой паз, фигурные (если кто говорит – крестообразные – смело плюйте ему в лицо). Они называются «ФИГУРНЫЕ». Есть шестигранные отвёртки и пр. На тех пальцах дамы женского пола я увидел отвёртки под прямой паз, раскрашенные в причудливые цвета. И я задал себе вопрос: «Какой завтрак, обед, или ужин, может теми отвёртками изготовить та наряженная пися, не говоря уже о почистить картошку, или слепить мало – мальскую котлету». Те когти сгодятся только на почесать в голове, спину, или очко, да выковырять трёхлетнюю серу из уха. Меня стошнило вторично. Такое нам не надо.
–Однажды в салон входит презентабельная и яркая мадам. Навскидку лет 35-37 120-130 килограмм живого веса при росте где – то 1.60 см. Волосы выкрашены в белый цвет давно. Корни волос тёмного цвета.
Денег не платит. Она выше этого (Щас передам). Окидывает взглядом салон в поисках свободного места. Большую дамскую сумку с плеча не снимает. Прёт, как танк, срывая застёжками своей сумки и «собачками» молний замков с людей одежду и остатки волос, оставляя зацепы и куски ниток с окружающих. На шее с тремя складками болтаются две собачьи цепи золотого происхождения (одна с иконой Божьей Матери, другая с подковой на счастье). Пробирается к логову. Уселась на полтора места. Тщедушный студент влип в окно, ему уже не до МР-3 плейера. Вырывает шнур капельницы зомби из ушей. Размазывает сопли по занавеске. Он думает, как теперь выжить в потном косметическом аду.
Села через два ряда за мной.
Соседка со спины стучит по плечу: «Передайте». Я говорю «Спасибо» и демонстративно, в пространстве прохода, кладу деньги в свой кошелёк.
Сзади визг недорезанной свиньи: «Передайте! Это мои деньги!»
Я: «Женщина, Вам нужно как можно больше ходить! Пешком на длинные расстояния».
Психует, подходит сзади и тянет руку за переданными деньгами.
Что я вижу! На пухлых пальцах, утыканных всевозможными золотыми гайками, красуется одна из разновидностей наращенных акриловых когтей в стиле Фредди Крюгера (васильки, ромашки, пламя, шоб токо ни хера не делать по дому, а подругам рассказывать, какой мудак -муж попался ей по жизни). Ногти под названием «Шило». Острые и закрученные к пятерне. Сраная Хохлома. Одно из говна современной косметологии.
Выхватывает кровную пятёрку гривен у меня из рук и шлёпает по проходу до водителя.
Чёрный бюстгальтер под светлой обтягивающей блузой видно даже слепому Гомеру, рулеты жира по бокам торса и духовка зада в юбке – плиссе. От не хрен делать смотрю ниже. Порепанные пятки в шлёпках со стразами. Мама дорогая! Захотелось заняться бизнесом по ПЕМЗЕ (не путать с ПЕНЗОЙ). Одно - город, другое - камень.
Уплатила, развернулась. На лапах яркий маникюрен в том же стиле. Наверное, очень дорогой, но ДЕШЕВЛЕ картины я не видел давненько.
– Не Бали. В смысле, не тот курорт. Обычное побережье Азовского моря. Один из центральных пляжей приазовского города. Сдуру подгорел, и сижу под зонтом. Ковыряюсь в песке найденной палочкой (преграждаю путь жукам, нахожу осколки стекла, обгрызанные початки кукурузы, зарытые в песок, обёртки от мороженного, скорлупу от семечек, дохлых мух и мелкие ракушки).
По кромке воды идёт компания из пяти человек. Три девки и два пацана. Лет по 16-17.
Отдыхают вместе и без родителей - ясно сразу (тащат в щупальцах банки с энергетиками и громко разговаривают неумелым матом). Все босиком. Вьетнамки – шлёпанцы в руках.
Из девчёнок две совсем ссыкушки – можно пока безопасно выпускать в люди без бюстгальтера. Пацаны субтильные, до спецназа далеко, бабушка лупит веником до 30 лет включительно.
Но есть вожак. Девочка – девушка.
Того же возраста, только пораньше гормонально – охеревшая.
Вся в камуфляже (майка, шорты). Полные икры, большой размер ноги, сыпь юношеских прыщей на лбу и бороде.
Русые волосы в жёстком морском каре от солёной воды.
В ноздре отверстие. Из него торчит говно (называется пирсинг). В левом ухе три, или четыре дыры (сослепу не различил). Там тоже торчит бижутерия.
Бюста пока нет, но в вырезе майки уже виднеется слева какое – то тату (не рассмотрел).
В пупе дыра. Из пупа висит хрень с камешком (мож цирконий, не больше). Неухоженное пузо (в этом возрасте) давит на бляху ремня из кожезаменителя.
От запястья правой руки до локтя тянется надпись в виде иероглифов (не дочитался).
Никакой косметики и золота. Протест всему и всем. На руке деревянный браслет на нитке, на щиколотке висюля из белого металла с сердечком.
На пляж вышла доминирующая самка (как она себя позиционирует).
Тем вечером не ужинал.
Всё!

Неужели, Бог, действительно, отнимает ум, чтобы некоторым не понимать очевидного: « Нас любят такими, какими мы есть, а не за то, что мы на себя нацепили».
За любовь)))!

А теперь можете рвать комиссарское тело.

© Bessamemucho



@темы: Креативы

09:54 

Мужчинам нужно чаще говорить спасибо,

Две мои подруги недавно затеяли такой жаркий спор, что дело чуть до драки не дошло. Во мнениях не сошлись, разругались и напоследок залепили, несмотря на многолетнюю дружбу: да пошла ты…

Обе – молодые мамочки в декрете. Дочкам по полтора годика, жизнь в декретном монотонна и скучна. Аня растит дочку сама. Люба более счастлива, муж – работяга и при этом хороший отец: и с ребенком погуляет, и накормит, и спать уложит. А рассорились подруги вот из-за чего.

немного текста под катом
автор: О. Натали





@темы: Креативы

13:54 

Непридуманные полковые истории.

Я думаю, что в "арсенале" любого военнослужащего найдется немало армейский историй, которые даже через десятилетия вспоминаются с улыбкой. У меня их тоже немало. Некоторые из них мне хотелось бы рассказать вам, ну хотя бы для того, чтобы немного поднять вам настроение после трудового дня.


Знай наших!
Черная "Волга" с чешскими номерами подкатила к штабу полка. Из нее вышел чех - председатель местного Народного выбора (1-ый секретарь райкома партии) - и вместо слов приветствия, с широкой улыбкой на лице, на хорошем русском языке обратился к командиру полка: "Спасибо Вам, Дмитрий Егорович, большое человеческое спасибо за оказанную помощь!". "Да всегда пожалуйста, так сказать, чем можем..., - ответил подполковник. - Так сказать, мы вам...". "А вы нам", - поддакнул из-за плеча командира замполит полка. "Вы даже не представляете, какая это была "головная боль, - продолжил чех, - прямо тупиковая ситуация, не знали как и быть, как выйти из положения, все-таки в одном социалистическом лагере живем". "Да вы бы сразу к нам обратились, мы бы тут же разрешили вашу ситуацию", - ответил командир. Чех попрощался и уехал, а командир полка, повернувшись к замполиту, с недоумением спросил: "А что это было?". "Не знаю, - ответил замполит, - но думаю, что какая-то сволочь опять втихую выделяла солдат чехам для уборки картошки, у них в этом году хороший урожай, а убирать некому".
....и только через неделю полк узнал все подробности происшедшего.


Действующие лица и исполнители.

1. Советский солдат по прозвищу "Парашютист" (от слова "параша";) и его старенький ЗИЛ - 157 - под "кодовым" названием "Колхида" (почему не знаю), предназначенный для вывоза мусора с территории полка.
2. Пятеро негров-кубинцев - студенты из Гаваны, проходящие стажировку на одном из крупных промышленных предприятий Чехословакии.
3. Тридцать человек из стройбата - строители казармы на территории полка.


Место действий.
Чешский городок под названием "Ракитницы в орлицких горах" и маленький кабачок в 13 стульев.


I. "Парашютист"
Он был простым деревенским парнем, работящим и безотказным. Но в роте, куда он прибыл для службы, он сразу стал, своего рода, изгоем, так как дурно пах. В бане на него изводили шампунь целыми флаконами, а уже через час от него снова исходил запах сдохшего поросенка. Наверное, это было связано с особенностями его организма. В конце концов, солдаты просто стали выносить его кровать в коридор, и парень мерз всю ночь под тонким солдатским одеялом. Первоначальное его прозвище "СКУНС" в роте, правда, не прижилось, так как добрая треть солдат просто не знала, что это такое. К тому же, призванный из таежной глубинки, он обладал своеобразной речью, так слово "фыркнуть" он произносил как "мырнуть", "еще" - "ишшо", "бьют" - "бьють" и т.д.
"Острую головную боль" он доставлял и командиру роты, так как солдата невозможно было научить элементарному: шагать в ногу в строю роты. У парня была нарушена координация движений и, шагая в самом конце строя, "парашютист" не просто передвигался, а исполнял какой-то невероятный танец.
Вообще-то, таких солдат из ЦГВ (центральной группы войск) откомандировывали во внутренний округ уже на первоначальном этапе, но Парашютиста сначала не заметили, а когда заметили, было поздно. Мальчишка, конечно, старался, но у него ничего не получалось. Ни по одному вопросу. А солдатская масса просто "заклевывала" его.
К решению его проблемы командир роты подошел кардинально. Первое, он переселил Парашютиста в маленькую подсобку, где хранилась на стеллажах учебно-материальная база роты. Второе, он сплавил солдата зампотылу полка в качестве водителя на старенький, разваливающийся на ходу ЗИЛ-157, предназначенный для вывоза мусора. И третье, хозяйственная деятельность Парашютиста была закреплена отдельным приказом по полку. По этому вопросу ротному пришлось подключить и зампотыла и замполита.
В общем-то, Парашютист был доволен жизнью: над ним больше никто не издевался, у него было свое помещение, свой гардероб (старшина снабдил его минимум тремя комплектами рабочего обмундирования), за ним была закреплена "боевая" техника и, главное, ему было предоставлено место на службе: полковая и городская мусорные свалки. Он даже мог причислить себя к полковой солдатской "элите", так как у него одного был постоянный пропуск для выхода из части в город.
От всех занятий он был освобожден, кроме политзанятий (два раза в неделю по вторниками и пятницам), из которых он четко уяснил, что является защитником слабых и угнетенных... ну в общем...всего мира.
Машину загружали мусором "губари" (арестованные солдаты, содержащиеся на гауптвахте), а вот выгружать приходилось одному Парашютисту. Поэтому вам, дорогие читатели, не трудно представить его внешний вид: грязное лицо, обмундирование, грязные сапоги, руки в "цыпках". Да еще и дурной запах и от содержимого кузова, и от себя самого. Но по поводу этого Парашютист не комплексовал, заходя в чешские кабачки для того, чтобы купить жвачку или пачку чешских сигарет "Клейка". И, проходя по коридору казармы с независимым видом, медленно жуя жвачку и держа между пальцев вытянутой руки сигарету "Клейка", он часто ловил на себе завистливые взгляды своих вчерашний обидчиков, и это в разы поднимало его в собственных глазах. Его даже устраивало новое прозвище Парашютист (правда, от слова "параша";), которое намертво приклеилось к нему после первого же рейса. В общем, можно смело сказать, что армейская жизнь Парашютиста менялась явно в положительную сторону.


II. Пятеро негров-кубинцев
В это же время в соседнем городке проходили стажировку на крупном предприятии негры-кубинцы, студенты-выпускники гаванского университета. Я не знаю, какие они были на производстве, но вот отдыхали всегда одинаково: напившись в "зюзю", затевали драку с местными парнями. Рослые, физически сильные кубинцы, всегда выходили победителями, гоняя по очередному городишке чешскую молодежь. Неоднократные попытки полиции и местных партийных властей привести их в чувство и поставить на место результатов не имели. Выходцы из семей крупных партийных работников, они совершенно не боялись ни настоящего, ни своего будущего. Да к тому -же, в отличии от расхожего мнения, что все кубинцы-нищие, эти нищими не были: с лихвой расплачивались не только за выпитое, но и за, так сказать, причиненный моральный и материальный ущерб. В общем, ребята качественно для себя отдыхали, портя настроение, а подчас и физиономии окружавшим их чехам.


III. Тридцать солдат из стройбата
Они проживали в одной из казарм нашего полка. Кто из вас хоть раз сталкивался со стройбатовцами, тому объяснять ничего не надо. Вечно грязные, не стриженные, не бритые, частенько пьяные и абсолютно бесконтрольные, они вызывали у нас, мягко говоря, неприязнь. Но стройбат строил на территории полка новую казарму, и нам приходилось терпеть его солдат.


IV. Кабачок в 13-ть стульев
В каждом чешском городишке их было по несколько. Мы очень любили посещать их. Маленькие, с тремя-пятью столиками, в них было всегда тихо и уютно. Чехи, хоть откровенно недолюбливали нас, но всегда очень вежливо обслуживали, так как именно русские делали им выручку, выпивая сразу много, и, как правило, относительно быстро уходили, освобождая места для следующих посетителей, в отличии от посетителей-чехов, цедивших кружку пива и полдэца (50 гр.) водки, целый вечер.
Расплачивались всегда по одной схеме: чешка-официантка (она же барменша, она же владелица) отмечала, начерченными шариковой ручкой на обычной картонке, лежащей перед посетителем, палочками количество выпитых кружек и в конце, подсчитав количество палочек, брала плату.
Как-то в кабачке под названием "РУ?ДА Зве?зда" (Красная Звезда), мой закадычный друг - Толян произнес: "Сейчас проверим одну историческую байку", - и незаметно подменил картонку, лежащую перед ним, на другую, на которой палочек было начерчено многим меньше. И чешка, ничего не заметив, рассчитала нас по картонке Толяна. "Сработало. Значит, это правда", - с удовлетворением произнес мой друг. И рассказал историю, тянувшуюся с 1814 года. Русские офицеры, находившиеся во Франции и часто посещавшие местные ресторанчики, заметили одну особенность: с них брали плату за выпитое по количеству пустых бутылок, стоящих на столе. Некий поручик Ржевский (уроженец г. Ржева, похоронен на Ваганьковском кладбище в 1852г.) предложил убирать часть пустых бутылок под стол и, естественно, платить меньше. Это традиция - убирать пустые бутылки со стола - прижилась, в конечном итоге, и в России. Почти через тридцать лет после описываемых событий нечто подобное я услышал из монолога сатирика М. Задорного. Кстати, застольный тост "Выпьем за дам" появился в те же годы во Франции, и авторами были...гусары Дениса Давыдова, но это, совсем другая история.
Да, извините, дорогие читатели, я совершенно "потерял" свою основную мысль. А о чем я вам рассказывал? Ах, да! О том самом случае.
Русский Зил-157 с грохотом проехал по булыжной дороге чешского городка Ракитнцы и, прокатившись с выключенным двигателем метров десять, остановился около маленького ресторанчика под названием "Орличан". Машина представляла собой удручающее зрелище: от нее исходил противный запах, вдоль бортов свисали куски ветоши и разной другой дряни, на ней не было ни одной целой рессоры, впрочем, тормозов, а также звуковой и световой сигнализации тоже не было.
Из машины вышел водитель, который полностью был под стать своей машины. Деловито обойдя "аппарат" со всех сторон и при этом постукав ногой по каждому колесу, водитель зашел в ресторанчик за очередной порцией жвачки.
В кабачке гуляли, дойдя до завершающей стадии, негры-кубинцы. Один из них буквально оторвал от стула чешку и закружил ее в танце, ломая и так и этак, за одно ставя во все мыслимые и немыслимые позы. Рядом с "танцующими" стоял интеллигентного вида молодой чех, который пытался объяснить кубинцу, мол так нельзя, что мол это моя законная манжелка (по-чешски - жена), но, получив сильнейший удар по лицу, сполз по стене и занял свое "законное" место под столиком.
Усвоив из политзанятий, что он является защитником всех слабых и угнетенных, "Парашютист" (а это именно он зашел в этот момент в кабачок), подбоченясь и приняв максимально боевой вид, громко крикнул: "Эй ты, обезьяна, оставь девушку в покое!". Кубинец сначала не понял, к кому обращается это грязное и вонючее существо, он даже оглянулся через плечо, но, не увидев там никого, схватил "Парашютиста" за грудки и выбросил его на улицу через витринное стекло. "Ах, вот так значит, значит вот так вот?! Встретимся ишшо!" - шепча окровавленными губами и цепляясь за подножку и ручку двери кабины мстительно возмущался солдат.
Уже через десять минут он был в полку и, забежав в казарму стройбатовцев, истошно завопил: "На-а-а-ших бью-ю-ю-ть!". А еще минут через пятнадцать, выехав через тыльные и никем не охраняемые, закрытые на простую проволочку ворота полка, "колхида" неслась с почти немыслимой для нее скоростью в 40 км. в час в сторону кабачка "Орличан", имея "на борту" тридцать улюлюкающих, полупьяных стройбатовцев.
"Бей негритосов!", - выпучив глаза, заорал неформальный лидер, и с десяток солдат (именно столько могло вместить в себя маленькое помещение) ринулись в бой. Кубинцы не растерялись. Заняв круговую оборону, они относительно легко отбили первую волну нападавших и, по крайней мере, двое стройбатовцев остались лежать на полу нокаутированные профессиональными боксерскими ударами.
Но это была только пе-е-е-р-вая волна, на улице переминаясь с ноги на ногу и, сгорая от нетерпения, ждали своей очереди еще человек двадцать.
В общем, как это уже бывало в истории Росии, русские победили числом.
"Грузи жратву и пойло", - подал команду неформальный лидер, и все съестное и спиртное вмиг перекочевало из кабачка в кузов ЗИЛа. "Случай чего, - инструктировал своих лидер, - скажем, что негры все выпили". "Ага", - пыхтя из-под загружаемых ящиков поддержал его другой стройбатовец, - а заодно уж и выкурили три ящика сигарет".
К моменту приезда полиции и двух карет "скорой помощи" (их вызвала барменша: она на момент давки убежала на второй этаж помещения и находилась там, закрывшись на два оборота ключа) все было кончено: кабачок разбит и разграблен полностью, в помещении лежало вперемешку с переломанной мебелью пять почти бездыханных негритянских тел, а стройбатовцы, подобрав своих раненных и контуженных, благополучно "растворились" на территории полка.
Где-то через неделю, в одном из кабачков к молодому лейтенанту подсел перебинтованный негр и через переводчика попросил извинения у всех русских за причиненные неприятности, а заодно и рассказал, что сначала и до конца драки они не понимали, с кем дерутся и что за необузданная "орда" на них напала. И лишь в больнице, прийдя в сознание и насчитав на своих телах по десятку четко отпечатавшихся от железных блях ремней звезд с серпами - молотами внутри, они поняли. Это были русские!
Ну а от лейтенанта об этом случае узнал весь полк.
Кубинцы больше не появлялись в нашем городке и чешское население вздохнуло с глубоким облегчением.
Рассказывали, что чешка-барменша перед открытием вновь отремонтированного заведения (а она получила компенсацию за все не только по страховке, но еще и солидную "мзду" от кубинцев), "толкнула" длинную речь о нерушимой "советско-чешской дружбе", угощала бесплатно всех русских чешской водкой-паленкой (самогонкой) и сама, напившись до "положения риз" и расстегнув чуть ли не до пупа кофточку, долго произносила тосты за здравие русского солдата-освободителя.
А что касается "Парашютиста"...Он до конца своей службы вывозил на своей любимой "Колхиде" мусор и, проезжая мимо злополучного кабачка, с удовлетворение вспоминал события того самого вечера и при этом выговаривал самому себе всего лишь одну фразу: "Знай наших!".

(С)Копашин Василий Владимирович


@темы: Креативы

13:54 

Непридуманные полковые истории.

Я думаю, что в "арсенале" любого военнослужащего найдется немало армейский историй, которые даже через десятилетия вспоминаются с улыбкой. У меня их тоже немало. Некоторые из них мне хотелось бы рассказать вам, ну хотя бы для того, чтобы немного поднять вам настроение после трудового дня.


Знай наших!
Черная "Волга" с чешскими номерами подкатила к штабу полка. Из нее вышел чех - председатель местного Народного выбора (1-ый секретарь райкома партии) - и вместо слов приветствия, с широкой улыбкой на лице, на хорошем русском языке обратился к командиру полка: "Спасибо Вам, Дмитрий Егорович, большое человеческое спасибо за оказанную помощь!". "Да всегда пожалуйста, так сказать, чем можем..., - ответил подполковник. - Так сказать, мы вам...". "А вы нам", - поддакнул из-за плеча командира замполит полка. "Вы даже не представляете, какая это была "головная боль, - продолжил чех, - прямо тупиковая ситуация, не знали как и быть, как выйти из положения, все-таки в одном социалистическом лагере живем". "Да вы бы сразу к нам обратились, мы бы тут же разрешили вашу ситуацию", - ответил командир. Чех попрощался и уехал, а командир полка, повернувшись к замполиту, с недоумением спросил: "А что это было?". "Не знаю, - ответил замполит, - но думаю, что какая-то сволочь опять втихую выделяла солдат чехам для уборки картошки, у них в этом году хороший урожай, а убирать некому".
....и только через неделю полк узнал все подробности происшедшего.


Действующие лица и исполнители.

1. Советский солдат по прозвищу "Парашютист" (от слова "параша";) и его старенький ЗИЛ - 157 - под "кодовым" названием "Колхида" (почему не знаю), предназначенный для вывоза мусора с территории полка.
2. Пятеро негров-кубинцев - студенты из Гаваны, проходящие стажировку на одном из крупных промышленных предприятий Чехословакии.
3. Тридцать человек из стройбата - строители казармы на территории полка.


Место действий.
Чешский городок под названием "Ракитницы в орлицких горах" и маленький кабачок в 13 стульев.


I. "Парашютист"
Он был простым деревенским парнем, работящим и безотказным. Но в роте, куда он прибыл для службы, он сразу стал, своего рода, изгоем, так как дурно пах. В бане на него изводили шампунь целыми флаконами, а уже через час от него снова исходил запах сдохшего поросенка. Наверное, это было связано с особенностями его организма. В конце концов, солдаты просто стали выносить его кровать в коридор, и парень мерз всю ночь под тонким солдатским одеялом. Первоначальное его прозвище "СКУНС" в роте, правда, не прижилось, так как добрая треть солдат просто не знала, что это такое. К тому же, призванный из таежной глубинки, он обладал своеобразной речью, так слово "фыркнуть" он произносил как "мырнуть", "еще" - "ишшо", "бьют" - "бьють" и т.д.
"Острую головную боль" он доставлял и командиру роты, так как солдата невозможно было научить элементарному: шагать в ногу в строю роты. У парня была нарушена координация движений и, шагая в самом конце строя, "парашютист" не просто передвигался, а исполнял какой-то невероятный танец.
Вообще-то, таких солдат из ЦГВ (центральной группы войск) откомандировывали во внутренний округ уже на первоначальном этапе, но Парашютиста сначала не заметили, а когда заметили, было поздно. Мальчишка, конечно, старался, но у него ничего не получалось. Ни по одному вопросу. А солдатская масса просто "заклевывала" его.
К решению его проблемы командир роты подошел кардинально. Первое, он переселил Парашютиста в маленькую подсобку, где хранилась на стеллажах учебно-материальная база роты. Второе, он сплавил солдата зампотылу полка в качестве водителя на старенький, разваливающийся на ходу ЗИЛ-157, предназначенный для вывоза мусора. И третье, хозяйственная деятельность Парашютиста была закреплена отдельным приказом по полку. По этому вопросу ротному пришлось подключить и зампотыла и замполита.
В общем-то, Парашютист был доволен жизнью: над ним больше никто не издевался, у него было свое помещение, свой гардероб (старшина снабдил его минимум тремя комплектами рабочего обмундирования), за ним была закреплена "боевая" техника и, главное, ему было предоставлено место на службе: полковая и городская мусорные свалки. Он даже мог причислить себя к полковой солдатской "элите", так как у него одного был постоянный пропуск для выхода из части в город.
От всех занятий он был освобожден, кроме политзанятий (два раза в неделю по вторниками и пятницам), из которых он четко уяснил, что является защитником слабых и угнетенных... ну в общем...всего мира.
Машину загружали мусором "губари" (арестованные солдаты, содержащиеся на гауптвахте), а вот выгружать приходилось одному Парашютисту. Поэтому вам, дорогие читатели, не трудно представить его внешний вид: грязное лицо, обмундирование, грязные сапоги, руки в "цыпках". Да еще и дурной запах и от содержимого кузова, и от себя самого. Но по поводу этого Парашютист не комплексовал, заходя в чешские кабачки для того, чтобы купить жвачку или пачку чешских сигарет "Клейка". И, проходя по коридору казармы с независимым видом, медленно жуя жвачку и держа между пальцев вытянутой руки сигарету "Клейка", он часто ловил на себе завистливые взгляды своих вчерашний обидчиков, и это в разы поднимало его в собственных глазах. Его даже устраивало новое прозвище Парашютист (правда, от слова "параша";), которое намертво приклеилось к нему после первого же рейса. В общем, можно смело сказать, что армейская жизнь Парашютиста менялась явно в положительную сторону.


II. Пятеро негров-кубинцев
В это же время в соседнем городке проходили стажировку на крупном предприятии негры-кубинцы, студенты-выпускники гаванского университета. Я не знаю, какие они были на производстве, но вот отдыхали всегда одинаково: напившись в "зюзю", затевали драку с местными парнями. Рослые, физически сильные кубинцы, всегда выходили победителями, гоняя по очередному городишке чешскую молодежь. Неоднократные попытки полиции и местных партийных властей привести их в чувство и поставить на место результатов не имели. Выходцы из семей крупных партийных работников, они совершенно не боялись ни настоящего, ни своего будущего. Да к тому -же, в отличии от расхожего мнения, что все кубинцы-нищие, эти нищими не были: с лихвой расплачивались не только за выпитое, но и за, так сказать, причиненный моральный и материальный ущерб. В общем, ребята качественно для себя отдыхали, портя настроение, а подчас и физиономии окружавшим их чехам.


III. Тридцать солдат из стройбата
Они проживали в одной из казарм нашего полка. Кто из вас хоть раз сталкивался со стройбатовцами, тому объяснять ничего не надо. Вечно грязные, не стриженные, не бритые, частенько пьяные и абсолютно бесконтрольные, они вызывали у нас, мягко говоря, неприязнь. Но стройбат строил на территории полка новую казарму, и нам приходилось терпеть его солдат.


IV. Кабачок в 13-ть стульев
В каждом чешском городишке их было по несколько. Мы очень любили посещать их. Маленькие, с тремя-пятью столиками, в них было всегда тихо и уютно. Чехи, хоть откровенно недолюбливали нас, но всегда очень вежливо обслуживали, так как именно русские делали им выручку, выпивая сразу много, и, как правило, относительно быстро уходили, освобождая места для следующих посетителей, в отличии от посетителей-чехов, цедивших кружку пива и полдэца (50 гр.) водки, целый вечер.
Расплачивались всегда по одной схеме: чешка-официантка (она же барменша, она же владелица) отмечала, начерченными шариковой ручкой на обычной картонке, лежащей перед посетителем, палочками количество выпитых кружек и в конце, подсчитав количество палочек, брала плату.
Как-то в кабачке под названием "РУ?ДА Зве?зда" (Красная Звезда), мой закадычный друг - Толян произнес: "Сейчас проверим одну историческую байку", - и незаметно подменил картонку, лежащую перед ним, на другую, на которой палочек было начерчено многим меньше. И чешка, ничего не заметив, рассчитала нас по картонке Толяна. "Сработало. Значит, это правда", - с удовлетворением произнес мой друг. И рассказал историю, тянувшуюся с 1814 года. Русские офицеры, находившиеся во Франции и часто посещавшие местные ресторанчики, заметили одну особенность: с них брали плату за выпитое по количеству пустых бутылок, стоящих на столе. Некий поручик Ржевский (уроженец г. Ржева, похоронен на Ваганьковском кладбище в 1852г.) предложил убирать часть пустых бутылок под стол и, естественно, платить меньше. Это традиция - убирать пустые бутылки со стола - прижилась, в конечном итоге, и в России. Почти через тридцать лет после описываемых событий нечто подобное я услышал из монолога сатирика М. Задорного. Кстати, застольный тост "Выпьем за дам" появился в те же годы во Франции, и авторами были...гусары Дениса Давыдова, но это, совсем другая история.
Да, извините, дорогие читатели, я совершенно "потерял" свою основную мысль. А о чем я вам рассказывал? Ах, да! О том самом случае.
Русский Зил-157 с грохотом проехал по булыжной дороге чешского городка Ракитнцы и, прокатившись с выключенным двигателем метров десять, остановился около маленького ресторанчика под названием "Орличан". Машина представляла собой удручающее зрелище: от нее исходил противный запах, вдоль бортов свисали куски ветоши и разной другой дряни, на ней не было ни одной целой рессоры, впрочем, тормозов, а также звуковой и световой сигнализации тоже не было.
Из машины вышел водитель, который полностью был под стать своей машины. Деловито обойдя "аппарат" со всех сторон и при этом постукав ногой по каждому колесу, водитель зашел в ресторанчик за очередной порцией жвачки.
В кабачке гуляли, дойдя до завершающей стадии, негры-кубинцы. Один из них буквально оторвал от стула чешку и закружил ее в танце, ломая и так и этак, за одно ставя во все мыслимые и немыслимые позы. Рядом с "танцующими" стоял интеллигентного вида молодой чех, который пытался объяснить кубинцу, мол так нельзя, что мол это моя законная манжелка (по-чешски - жена), но, получив сильнейший удар по лицу, сполз по стене и занял свое "законное" место под столиком.
Усвоив из политзанятий, что он является защитником всех слабых и угнетенных, "Парашютист" (а это именно он зашел в этот момент в кабачок), подбоченясь и приняв максимально боевой вид, громко крикнул: "Эй ты, обезьяна, оставь девушку в покое!". Кубинец сначала не понял, к кому обращается это грязное и вонючее существо, он даже оглянулся через плечо, но, не увидев там никого, схватил "Парашютиста" за грудки и выбросил его на улицу через витринное стекло. "Ах, вот так значит, значит вот так вот?! Встретимся ишшо!" - шепча окровавленными губами и цепляясь за подножку и ручку двери кабины мстительно возмущался солдат.
Уже через десять минут он был в полку и, забежав в казарму стройбатовцев, истошно завопил: "На-а-а-ших бью-ю-ю-ть!". А еще минут через пятнадцать, выехав через тыльные и никем не охраняемые, закрытые на простую проволочку ворота полка, "колхида" неслась с почти немыслимой для нее скоростью в 40 км. в час в сторону кабачка "Орличан", имея "на борту" тридцать улюлюкающих, полупьяных стройбатовцев.
"Бей негритосов!", - выпучив глаза, заорал неформальный лидер, и с десяток солдат (именно столько могло вместить в себя маленькое помещение) ринулись в бой. Кубинцы не растерялись. Заняв круговую оборону, они относительно легко отбили первую волну нападавших и, по крайней мере, двое стройбатовцев остались лежать на полу нокаутированные профессиональными боксерскими ударами.
Но это была только пе-е-е-р-вая волна, на улице переминаясь с ноги на ногу и, сгорая от нетерпения, ждали своей очереди еще человек двадцать.
В общем, как это уже бывало в истории Росии, русские победили числом.
"Грузи жратву и пойло", - подал команду неформальный лидер, и все съестное и спиртное вмиг перекочевало из кабачка в кузов ЗИЛа. "Случай чего, - инструктировал своих лидер, - скажем, что негры все выпили". "Ага", - пыхтя из-под загружаемых ящиков поддержал его другой стройбатовец, - а заодно уж и выкурили три ящика сигарет".
К моменту приезда полиции и двух карет "скорой помощи" (их вызвала барменша: она на момент давки убежала на второй этаж помещения и находилась там, закрывшись на два оборота ключа) все было кончено: кабачок разбит и разграблен полностью, в помещении лежало вперемешку с переломанной мебелью пять почти бездыханных негритянских тел, а стройбатовцы, подобрав своих раненных и контуженных, благополучно "растворились" на территории полка.
Где-то через неделю, в одном из кабачков к молодому лейтенанту подсел перебинтованный негр и через переводчика попросил извинения у всех русских за причиненные неприятности, а заодно и рассказал, что сначала и до конца драки они не понимали, с кем дерутся и что за необузданная "орда" на них напала. И лишь в больнице, прийдя в сознание и насчитав на своих телах по десятку четко отпечатавшихся от железных блях ремней звезд с серпами - молотами внутри, они поняли. Это были русские!
Ну а от лейтенанта об этом случае узнал весь полк.
Кубинцы больше не появлялись в нашем городке и чешское население вздохнуло с глубоким облегчением.
Рассказывали, что чешка-барменша перед открытием вновь отремонтированного заведения (а она получила компенсацию за все не только по страховке, но еще и солидную "мзду" от кубинцев), "толкнула" длинную речь о нерушимой "советско-чешской дружбе", угощала бесплатно всех русских чешской водкой-паленкой (самогонкой) и сама, напившись до "положения риз" и расстегнув чуть ли не до пупа кофточку, долго произносила тосты за здравие русского солдата-освободителя.
А что касается "Парашютиста"...Он до конца своей службы вывозил на своей любимой "Колхиде" мусор и, проезжая мимо злополучного кабачка, с удовлетворение вспоминал события того самого вечера и при этом выговаривал самому себе всего лишь одну фразу: "Знай наших!".

(С)Копашин Василий Владимирович


@темы: Креативы

15:26 

Как я слегка прокачал карму.

Еду, значится, вчера в электричке. Электрон последний, вагон тоже последний, сижу, музыку слушаю, в иллюминатор залипаю. Смотрю, через одно сиденье от меня по диагонали начинает серьёзно так, с усердием, клевать носом парень. Нетрезвый, видно издалека. Особенно такому же рыбаку, сам с корпоратива не самым тверёзым еду... Глядь, полиция в тамбуре кучкуется - скоро пойдут с обходом состава. Пересаживаюсь к парню, хлоп по плечу - боец, не спать, сзади погоны, ты только не оборачивайся. Тот очнулся, а, что, где, о, спасибо. Говно вопрос, чё.
Остановка. Полиция прошла, чувак выходит. Смотрю, сумку забыл - где сидел небольшая наплечная сумочка осталась. Стой, говорю, забыл, ё!
А не моя, говорит. И уходит.
Опа на. Вагон почти пустой. Чёртик с ангелочком подлетели и давай в уши выяснять отношения, чья возьмёт. Пока они там выясняли, сумочку открываю - смотрю, паспорт, файлик с бумажками какими-то, ключей от машин ГОРСТЬ, не связка, а что-то как-то дохуя брелков то.
Ладно, думаю, раз паспорт посеял - один хрен будет искать. Завтра по ФИО, дате рождения и фотке пробью по соцсетям, верну потеряшке хабар. К ментам идти мысли вообще даже не мелькнуло.
Почему? Ага, в час ночи я на рогах пойду сдавать чужие документы ментам, а потом, не дай бог, до утра придётся доказывать, что не верблюд (не украл). Тем более в 6 утра подъём. Короче, ЛХВС :)
Дошёл до дома, дай, думаю, сразу его пробью по базе ФСБ. За комп сажусь - хоп, интернет надо вовремя оплачивать. Ну и ладно, всё равно больше спать тянет, чем на гражданские подвиги.
Утром на работе первым делом пробиваю по ВК - нашёл сразу. Пишу - а анкета мёртвая, очень давно не заходил. Ну так то оно понятно, 40 лет человеку, не в ВК он должен сидеть. Иду в одноглазники - хоп, нашёлся ещё быстрее. Заходил вчера в 21.56. Вот это уже победа, пишу, так мол и так, нашёл, всё верну безвозмездно, приезжай, вот телефон.
До обеда тишина. Не заходит в онлайн. А я уже жопой сквозь похмелье чувствую, что пошёл хозяин хабара в полицию о пропаже докладывать... Начинаю форсировать процесс - выворачиваю сумку, ищу визитку - хуй. Бумажки в файлике разворачиваю - ёшки-матрёшки... Договор купли-продажи автомобиля Ниссан чего-то там (от 28 мая, вот, значит почему так много ключей!;), страховка, права, ещё какая-то лабуда... Паспорт, опять же.
В общем, пришло полное понимание КАКОЙ кипишь одолевает потеряшку в то время как я сижу и жду от него сообщения в одноклассниках :)
Форсирую события - пишу его родственнице в ОК, там тоже тишина. Всё перерыл, просмотрел в поиске номера мобилы (ну, может в договоре должен значиться? В страховке?) - тот же мужской половой хуй.
Идея. Надо позвонить продавцу авто (из договора по реквизитам) и спросить номер покупателя. Звоню - там не аллё, всё время занято. Ладно...
Идея номер два - пробить номер городского телефона по прописке из паспорта. Бью - номер на другую фамилию зареган. Пофиг, звоню.
С первого раза дозвон. И у аппарата грустный голос владельца паспорта.
Быстро объяснил что к чему, но, удивительно, слышу - голос вообще не повеселел. Ладно, стресс, дело житейское, с первого раза я бы и сам не поверил. что кто-то нахаляву тебе жизнь спасает. Договорились, что подъедет и заберёт.
Подъезжает, я выхожу, отдаю, рассказываю как оно вышло, появляется улыбка - фууух, спасён, это не сон :) Да на здоровье, чё )
Суёт два рубля, грит, возьми, спасибо!
Я как чувствовал, что это случится. Одну купюру бы я взял в любом случае - 500, косарь, пятерик - не суть. Человек желает поблагодарить, ты начинаешь отказываться, он настаивает, ты отнекиваешься... Да ебал я в рот такие реверансы. Благодарен? Хорошо, я благодарен тебе в ответ за то, что ты выражаешь свою благодарность.
Но с двушкой получилось вообще зачётно. Один рублю беру, второй отдаю (а он сам начинает отнекиваться, но не успевает ))) ) со словами - возьми, выпей за моё здоровье или сделай что-нибудь хорошее на этот рубалёк.
Руки пожали, попрощались.
Случилось это двадцать минут назад.


@темы: Креативы

13:27 

Мужская щедрость

Мужская щедрость. То качество, которое так ценят женщины в мужчинах.
Ищу щедрого, сильного, умного, достойного и понимающего мужчину – объявлениями с подобными лозунгами просто забиты сайты знакомств. Женщины любых возрастов и любых социальных статусов щедрых мужчин хотят.
Но таки существует щедрость ли эта на самом деле?

Богатых красавцев, желающих решать материальные проблемы сорокалетних младших бухгалтерш, не слишком много. И что еще не слишком много, это очень мягко сказано.
Тем не менее, иллюзии, что из воздуха материализуется богатый и свободный мужчина, который непонятно в честь чего начнет выплачивать кредиты, свозит на нормальный отдых, подарит автомобиль, а то и купит квартиру, очень устойчивы.
То, что для того, чтобы встретить Принца, надо самой быть Золушкой, объяснить невозможно. Если сорокалетняя тетка это не понимает, то уже никогда и не поймет.
Скорее, с упорством асфальтового катка будет искать богатого мужчину, и жаловаться, что мужики выродились, никто ее проблемы решать не хочет.
Но все это слишком элементарно, вопрос в другом.
Откуда уверенность, что брак, основанный на желании женщины улучшить материальный статус, может стать счастливым?
Небедные мужчины, как правило, совсем не идиоты, и движения в одну сторону вряд ли допустят.
Да и если женщина не может разобраться в собственной голове, не в состоянии решить материальные проблемы, зачастую даже не умеет воспитывать собственных детей и нормально вести хозяйство, какая из нее жена может быть?
Даже если случится чудо, и непонятно откуда возьмется долгожданный мужчина, это все равно в ее жизни не изменит ничего глобально. Ума не прибавится, душевного покоя тоже. Да и деньги, они, если до брака заработаны, они мужчины, а не ее. Чтобы отсудить что то, ум нужен, а его, как правило, нет.
И это все не только сорокалетних теток касается. У более молодых женщин все тоже самое.
Что условная 27 летняя клерчиха способна предложить щедрому мужчине?
На ум только приходит только профессиональный вынос мозга на тему ейной успешности, успешность обычно заключается в отдыхе в Египте и кредитной быдлоповозке.
Когда то я развлекался тем, что предлагал всем женщинам, у которых в анкете значилось - ищу богатого-достойного-щедрого мужчину, деньги по среднему тарифу городских проституток. Самое удивительное, что не так и мало кто соглашался.
То есть вот какая цена им реальная, все правильно, спрос определяет предложение, щедрый мужчина вполне может заплатить женщине пару тысяч рублей. Ну а большего она и не стоит, если цена на рынке такая, то и переплачивать незачем. Впрочем, никто и не переплачивает.
Единственное исключение здесь, молодые девушки реально красивой внешности, там да, при условии реальной молодости и реально красивой внешности, шансы найти спонсора все таки есть.
Ну а остальным дамам, желающих богатого мужчину, могу посоветовать податься в проститутки либо выйти замуж за таксиста. Ну, еще как вариант, можно повеситься, возможно, это как раз и самый вариант оптимальный. Очищение генофонда, так сказать.
Чтобы нормальным женщинам дышалось легче. Равно как и нормальным мужчинам.
Потому что семья, близкие люди и человеческие отношения – главные ценности в жизни
© avtolit


@темы: Креативы

02:23 

Машина времени.

Да, к сожалению, сегодня технические средства позволяют. Позволяют вернуться на двадцать лет назад, что бы понять, каким был долбодятлом. Не надо никаких Уэллсов, просто берём интернет и скачиваем телепередачи периода 86-96. У меня террабайт десять этого всего. От "абэвэгэдэйки" до "прожектора перестройки". Слушайте, ребята, как это всё забавно! И ведь я, будучи двадцатилетним студентом свято верил во всю эту лабуду про безвинно посажённого дохтора Рапопорта, про тридцать тысяч девственниц Лаврентия Палыча и про то, как украинские крестьяне закусывали своими младенцами лозунги товарища Сталина.

…вот прямо сейчас смотрит на меня чистым взором прекрасный режиссёр Сергей Параджанов и ничтоже сумняшеся бает, как был посажен, оказывается, за убеждения и выступления в защиту украинских националистов. А ну-ка, хто первый вспомнит, за что на самом деле сидел Параджанов?

Или вот многоуважаемая Белла Ахмадулина, сверкая перстнями и шамкая челюстью рассказывает о интригах в Союзе писателей, кои (писатели) создавали свои говённые «Судьбы человека» и «Поднятые целины» в угоду кровавому тирану, а он (кровавый тиран) нихрена не оценил творчество молодой, подающей надежды татарки Беллы, а оценил латышку Берггольц. Ну, в смысле – посадил. И ничё, что Ахмадулина родилась в тридцать седьмом, а кровавый тиран помер в пятьдесят третьем. Всё равно, падла, не оценил. Не успел, наверное… В каждой фразе Беллы чувствуется отчаянное сожаление, что только она одна не успела посидеть в сталинских лагерях по причине малолетства.

Я не придумываю ничего. Это всё из «Кинопанорамы» за восемьдесят шестой год. Я очень уважаю творчество Ахмадулиной, «по улице моей» - замечательные стихи, и вообще она – шикарная женщина, хоть и прибабахнутая, как все гении. Земля ей пухом. Параджанов за один только фильм «Тени забытых предков» достоин пантеона где-то между Феллини и Михалковым, они все замечательные люди, но зачем они тогда, в эту блядскую перестройку диареили с экрана мне в мозг??? Я ж повёлся, как идиот, я ж доверчивый был, чистый, светлый мальчик…

Передача «Камера смотрит в мир» , ведущий некий обозреватель Бирюков. Восемьдесят шестой год. Рассказ какого-то Джона Смитвессона, как он, будучи коком на авианосце «Нимиц» предотвратил третью и четвёртую мировые войны, опередив на одну секунду запуск Советским Союзом тысячи баллистических ракет в сторону Оклахомы. Не вру, чессно слово! Скачайте, гляньте. Вот откуда ноги у Стивена Сигала растут с его «В осаде», только амерам в этом фильме хватило мозгов обойтись своими террористами, без коммунистов, а вот нашим политобозревателям из восемьдесят шестого - не хватило.

Вы будете смеятся, но следующий перл выдала передача «Это вы можете» за восемьдесят седьмой год. Помните эту забавную хрень про изобретения всяких деревенских петриков? Так вот, в восемьдесят седьмом году лейтмотивом практически всех выпусков передачи был следующий посыл: «меня, гения из Муходрыщенска семьдесят лет не принимали в союз изобретателей с моей прэлэстной колхозной сноповязалкой. И тока сейчас, благодаря перестройке, госприёмке и хозрасчёту моя «гуделка для отпугивания игуан средней полосы» получит мировое признание, и Нобель разорится раз и навсегда!» Блять. Извините, не сдержало…

Апофеоз! Апупей апогеевич! Передача «Будка гласности» за девяносто первый год! Северюхин Анатолий Егорович, возраста так это где-то за пятьдесят, рассказывает, как он впервые вздохнул полной грудью при Горбачёве и продолжает это дело (дышать, в смысле) при Борисе Николаиче. И я тогда верил этому Северюхину. И не хватало у меня мозгов поинтересоваться, а что же мешало товарищу Северюхину дышать в предыдушие пятьдесят лет? И эту мою нехватку мозгов старательно компенсировали товарищи в штатском, плавно перешедшие на другую службу.

«Музыкальный киоск». Господи, ну тут то что уже может выдать антисоветского многоуважаемая (без иронии) Элеонора Беляева? Может! В восемьдесят восьмом году может! Вся передача посвящена разбору четвёртой симфонии Шостаковича, как памятника (внимание!;) - ЖЕРТВАМ СТАЛИНИЗМА!!! Оно (послание) там, оказывается, как-то было закодированно и закопано в ноты. …нет слов вообще, только маты и тех мало. Напомню, четвёртая симфония была закончена Шостаковичем в тридцать шестом. Ну, прям не Шостакович, а Нострадамус какой-то. Как жертв-то предугадал, а? И, самое главное – тогда я в эту всю ху..ту верил… Идиот.

Про программу «Время» тех лет говорить не буду, хотя всё это скачано и пересмотренно . Всё-таки программа «Время» имела право налево, так как была идеологической по сути своей. Но всё остальное – это пи… ху… бля…. несколько некошерно нифига.

Итак – ремюзе. Мне сейчас сорок три года и в самом своём нежном возрасте я был подвержен идеологическому насилию. Хотя, по правде сказать – и не сопротивлялся вовсе. Нравилось, хуле… Ветер перемен и всё такое. Короче – сам дурак. И неча на зеркало пенять.

…и самое забавное, что не меняется же ж ничего. Всё то же самое, и та же самая долбо… пиз… дезинформация и сейчас во всём массмедиа, только режиссёры более вумные подросли, не такие идиоты, как раньше, глубже закапывают свои подлянки. И я бы хавал, только вырос уже. Но дети мои как раз двадцатилетние. Что, и ваши тоже? Ну, вот видите….

© zurbagann




@темы: Креативы

15:00 

Слезы

Вот выйдешь на улицу аккурат после дождичка, а на зелени деревьев – слезы. Солнце выглядывает из-за туч, щурится хитро – как, мол, мы с небом вас водичкой-то окатили? А ничего так окатили, - с облегчением вздыхают чуть сбросившие дневной жар улицы. Хорошие слезы на листьях. Веселые, радостные.

Вот так вот и шел я по свежему, радостному городу, на повеселевших людей смотрел. И тут вдруг словно бы споткнулся взглядом…

Бабушка, старенькая такая, сидит на скамейке остановки. Дедушка, ее дедушка, к маршрутке посеменил, руками машет. Маршрутка, махнув презрительно дверцей, виляет желтым бедром и отчаливает от остановки.

Дедушка возвращается к скамейке. Подходит к бабушке, приобнимает ее за плечи, гладит. Потом поднимает глаза на меня, на паренька, что с велосипедом возле остановки стоит, с мамой разговаривает. В глазах слезы. Тяжелые, горькие, словно бы перестаралась хозяйка-судьба с рассолом, когда в банку наливала, слишком много соли поклала, слишком мало остального. Такие слезы сильнее всего разъедают кожу. Может, от таких вот слез и морщины-канавы у дедушки на лице.

- Третья маршрутка проходит вот так… Они нас знают, мы часто на этих маршрутках ездим. Дети войны мы, льготники.

Махнул рукой, сел рядом с бабушкой своей, сумку на ручку палочки повесил.

Вот что делать? Что сказать? Пока я стоял и думал, паренек сорвался. Вскочил на велосипед свой и по газону на ту сторону, туда где аппендикс конечной выталкивает маршрутку в обратном направлении. Оттормозился на обочине, камень поднял и в стекло проезжающей маршрутке, со стороны водителя как раз. Попал, маршрутка по тормозам...

Паренек на велосипед и деру.
Я в ступоре. Дедушка и бабушка смотрят, открыв рот.
Что тут сказать, что сделать? Прав паренек или нет? Сказать водителю что видел и чего не видел?

Вот до сих пор не знаю. Знаю только, что слезы они разными бывают. Вот и на глазах матери того паренька слезы видел. Другие, не такие, как в начале описывал. Слезы гордости. От чего? Почему? Не знаю.

© Ammok


@темы: Креативы

20:30 

Россия давно умерла

Получил от приятеля его переписку. Оба профессиональные журналисты, довольно известные, так что текст, который ниже, будет читать интересно. История такая: один из них, Юрий Панков, решил провести зачем-то отпуск в Восточной Сибири, судя по письму, с дочерью, и написал такой текст, в виде дневника.

Цель этих заметок мне неизвестна. Может быть, будет публиковать, может быть нет. Я, прочитав, спросил, можно ли ретранслировать в ЖЖ, получил ответ, что да, можно. Судя по неряшливости текста, действительно, живой дневник. Дальше - копия из дневника Юры.

Братство конца
(из дневника лесоруба)

Уже четвертую неделю путешествую по Сибири. Были с дочкой в Красноярске, Абакане (Хакассия), Минусинске, Кызыле (Тыва), Иркутске, Братске, Ангарске, Зиме, Улан-Удэ. Добрались даже до Иволгинского дацана (духовный центр российских буддистов). [next]
По Красноярскому краю гоняли по 800 километров в день на скорости до 140 в час.
Один раз где-то на трассе под Кызылом от нашей машины даже не успел увернуться косяк коршунов, который мирно пасся над какой-то падалью. Падалью в итоге стало больше, но теперь придется менять лобовое стекло.

Иногда по несколько часов мы в полной темноте хе*ачили по степи или полупустыни. Так было в Хакассии, Тыве, и в предгорье Тибета.
Здесь очень красиво. То есть ОООчень красиво. Нигде в мире нет ничего подобного.

Но кое-какой негатив я все-таки заметил: СТРАНА УМЕРЛА.
Без преувеличения. Но никто этого не заметил.
Просто о ней давным-давно забыли.

Из Улан-Удэ дочь поехала поездом до Москвы, а я вышел в Ангарске, где меня встретил старый друг. В итоге мы погнали на север через разные города – Зиму, Усолье Сибирское, Саянск, Тулун.

Теперь я в Братске. Уже пятый день.

Это не поддается описанию. Такое ощущение, что я оказался в начале 90-х годов. Это выражается во всем и, прежде всего, в невероятном количестве бандюганов и пьяных. Церквей нет в принципе. Первое, что показалось подозрительным, это невероятная популярность такси. Город размером с московский округ и населением в 260 тысяч человек просто наводнен ими. Во дворе пятиэтажки можно увидеть 2-3 паркующиеся, подъезжающие или отъезжающие машины с шашечками.

Потом выяснилось, что простые люди здесь ездят на такси даже за хлебом, (как в "Бриллиантовой руке";), потому что на полном серьезе боятся воров и убийц. Такси - самый распространенный общественный транспорт. В любой конец города отвозят за 60 рублей. Машину вызывают по телефону и она подъезжает буквально в течение 2-3 минут. После полуночи город просто вымирает.

Зимой посреди дня могут сорвать с прохожего меховую шапку или снять дубленку. Летом в порядке вещей отбирать мобильные телефоны, срывать золотые украшения, цепочки. Все, что можно сорвать, отнять и т.п.

Учитель в сельской школе зарабатывает 3,5 тысячи рублей. Замглавврача братской горбольницы - 10 тыс.

Трезвых пока не видел. Тайгу рубят нещадно. В Братском районе лесов осталось, по словам мэра, на 30 лет. (Там все вырубается компанией "Илим Палп", в которой работал Д.Медведев, и который в 90-е годы провел сделку по
продаже акции этой компании американцам. Так что все принадлежит здесь им.)

Одним словом Сибирь и Дальний Восток потеряны однозначно. Все здесь ругают китайцев, но понимают, что кроме как от них ничего хорошего ждать не приходится. Хорошее - муж китаец, работа в китайской компании, китайские фрукты, китайские рестораны, отдых в Китае.

Книжками почему-то никто не интересуется. Хотя на вокзале Иркутска удалось купить сборник В. Распутина с его автографом за 150 рублей. Лучшего подарка из поездки по Сибири не придумать.

Над городом периодически ревет сирена, как во время войны. Этим информируют, что Братский лесоперерабатывающий комбинат (БЛПК) начинает выброс отходов. Через трубу, тупо - прямо в небо. Комбинат находится практически в центре города. Дым валит постоянно, но когда раздается сирена, жуткий вой, начинается выброс какой-то реальной химии, и граждане сразу закрывают окна, заживают носы и все остальное. Вонь дикая. Идет волнами. Разит хуже, чем в общественном сортире. Чем-то блевотно-кислым.

(Очень грустно, когда это зловонье накрывает город в светлый праздник 1 сентября, День знаний. Детки в белых рубашечках и бантиках с цветами ходят по вонючим улицам города-помойки). С другой стороны города находится БрАз - Братский алюминиевый завод.
Оттуда просто постоянно валит густой дым, как из какой-нибудь ТЭЦ. И все - на город. С третьей стороны - Братская ГЭС. Там ничего не происходит. Но оттуда постоянно ждут какого-нибудь кошмара, типа того, который случился год назад на Саяно-Шушенской станции. С четвертой стороны - т.н. Братское море.

Помнишь "Прощание с Матерой" В.Распутина? Здесь в 67 году были затоплены сотни деревень, кладбища. Тем не менее, люди здесь вовсю ловят рыбу и не брезгуют. (Для сравнения: в т.н. Красноярском море рыбу из-за затопленных кладбищ ловить нельзя).

Средняя зарплата здесь 8 тысяч рублей. Видели детей, стоящих на коленях у железнодорожного переезда и просящих милостыню. Путина и Медведева в этих краях называют просто: "п*дики".

В общем, местечно дико депрессивное. Но очень интересно. Удалось снять 3-х комнатную квартиру, правда, без стиральной машины и с ужасной электрической плитой. Зато в ванной есть джакузи)). Дом, кстати, хрущевская пятиэтажка, а в квартире была сделана перепланировка. СтудьЁ, блин! Все удовольствие – 8 тысяч в месяц. Поживу здесь пару-тройку недель. Попутешествую, понаслаждаюсь общением с туземцами и туземками.

Был уже в нескольких районных городах и деревнях. О-о-о-о-о. Такую нищету представить просто невозможно. Местный врач рассказал мне, что некоторые дети ходят в школу без нижнего белья........ Страшно? В местном магазине продается лионозовское молоко "Вим-Биль-Данн" по 46 руб. за литр. Мандарины - 150 рублей. Зато очень много дешевой водки.

Совсем забыл! Соотношение полов здесь – 1 к 3. То есть на трех баб один мужик! Поэтому сплошь и рядом мамаша и дочка живут с одним мужиком. Полным-полно матерей в возрасте 15-16 лет. Я плакаль. Из-за этого же много лесбиянок.

Да, забыл сказать. Был в городе Зима. Правят балл - единороссы. Уже второй год заколочен местный роддом. Население города - 34 тысячи человек. В год рождается 600-700 детей. Женщины вынуждены рожать в машинах скорой помощи, которые заказывают на нужный день. Кто не успевает - дома. До ближайших городов - Ангарск, Куйтун, Иркутск - 150-200 километров. Саянск – 24 км. Но ведь не у всех есть машины и деньги на такси. Вобщем, не доехать.

И еще. За т.н. Братским морем, в тайге много деревень. Между ними расстояние в 100-700 километров. По бездорожью - на пароме - снова по разбитым дорогам. Некоторые деревни совсем маленькие. Некоторые - 1000-2000 человек.
Если умирает человек, труп надо отвезти в Братск. Его надо на что-то погрузить, довезти до парома, переправить на другой берег, довезти до морга, зарегистрировать, и потом тем же путем доставить за море, в родную деревню на кладбище.
Такое путешествие в оба конца в компании с покойником стоит диких бабок по местным меркам, да и занимает дня три. Поэтому здесь просто не регистрируют умерших, закапывают в землю просто так.

Из 320 числящихся совершеннолетними жителей одного села, в живых осталось только 200. На каких-нибудь умерших бабушек по-прежнему присылают пенсию, местные ее делят и пропивают. А на выборах их голоса перекупают то единороссы, то лдпр. Дело в том, что местный избирком может состоять целиком из родственников. Они получают от партийных агитаторов взятки в 50-60 тысяч (на всех) и в конце дня выборов отмечают покойников как явившихся и ставят галочку напротив заплатившей партии.

А ты знаешь, что у нас Сибирь не электрифицирована? Провода не протянули до сих пор, хотя куча электростанций, причем самых мощных в Европе: Саяно-Шушенская, Братская, Усть-Илимская, Иркутская. Строят Богучанскую. Но вот провода при советской власти не успели везде подвести. А едроссам наплевать. Линии тянут только на запад. Но ничего. На турбазах (даже на Байкале!;) иной раз свет в домики дают от дизеля на 3-4 часа вечером и на час утром. Хотя в некоторых электричество, конечно, есть. Но там проживание в сутки стоит около четырех тысяч. Мы с дочкой принесли керосиновую горелку в номер и на ней грели чай.

Везде по-разному хе*ово, некомфортно, но одинаково красиво. Это "красивое" снимает весь негатив. Но если представить себе жизнь т.н. "сибиряков" - то это такая жуть, что лучше и не думать. Причем, я здесь был уже 24 года назад. Тогда хоть и ругали жизнь, но старались ее улучшать. А сейчас все нацелено только на выкачивание денег из природы. Лесорубам, которые неделями херачат в тайге, «Илим Палп» платит по 30 тысяч рублей.
Но при этом, по договоренности с администрацией района, уже не выплачивает никаких (!;) средств на местную социалку, на дороги, восстановление леса. Его, кстати, здесь осталось на 30 лет. Об этом я прочитал в интервью с мэром братского района. Он надеется, что лес вырастет. Но это неправда. Кедр так быстро не восстанавливается. Я специально посмотрел информацию на растениеводческих сайтах.

Все для приезжающих из Москвы здесь оказывается очень дорогим. При этом московских условий реально ни за какие бабки не создать и не купить. Спортивных залов и бассейнов, соляриев здесь нет. А если есть, то только для детей и во время учебного года. Если ты хочешь выпить кофе, то в местных столовках и кафе тебе предлагается только "Нескафе 3 в 1" из пакетиков. Пойло, потреблять которое опасно для жизни.

В единственном месте Братска где варят кофе (называется заведение "Фишка", чашечка стоит 250 рублей). Это - место для местной элиты, и ее детей. Здесь крутится местная «золотая молодежь».
Но места, правда, очень красивые!!!!!

А вот фантастические имена людей, с которыми мне удалось столкнуться:

Ольга Фигура
Степан Иринович
Петр Орлович
Гайдаров Гайдар Мамедович
Артур Маринович Фортуна
Девушка по имени Веренея
Оксана Лень (О.Лень)

Каждый день жизни здесь – реальный подвиг, сравни полету в космос без скафандра. Местные мужики, работающие на БрАзе и в «Илим Палп» к 40 годам импотенты. Все дровосеки, понятное дело, без рук - без ног. По бетонке, связывающей город с БАМом носятся тяжеловозы, принадлежащие американцам («Илим Палп»), «черным лесорубам» и китайцам. На них вывозят «кругляк». По БАМу тащат в Китай или Владивосток. А на БРАЗ на переработку привозят сырье из Австралии. Бред какой-то, да?

Бурятию изучил. Бурятки, поверь мне, лучше бурятов. Но ни тем ни другим пить нельзя. Алкоголь валит их мигом. Но они не особенно тянутся к водке. Это все от русских. Это мы их как спаивали, так и спаивали. Но бурятки... ммммм... Я не шучу. Они дико красивы лет до 30-32. Очень аккуратные мордашки. Пока ехали как-то в маршрутном такси по о. Ольхон (было очень тесно), одна такая полтора часа сидела у меня на коленях. Уууууу Но я ничего такого... Просто было очень тесно.

Бабы здесь все о-о-очень испорченные. И не только в Бурятии. Я уже писал, что в Иркутской области, Братске мужиков реально не хватает. Поэтому сплошь и рядом мамаша и дочка живут с одним мужиком. Я вчера даже познакомился с одной такой. Она живет с матерью, отчимом и ребенком от отчима. Ты представляешь?…
Полным-полно матерей в возрасте 15-16 лет. Они здесь боятся делать аборты, потому что гинекология дореволюционная, и после «процедуры» бесплодие гарантировано.
Очень много лесбиянок. Немыслимо! Причем не только среди молодых. Местные мужики после 40 лет – поголовно импотенты. Что остается русским красавицам.

Церквей в городе я за пять дней не видел. Только в каком-то отдаленном районе. Короче, хожу и плачу…

Военком г. Зима - человеком разве что не святой. У него каждый призывник уходит на службу, а на шее, в мешочке, рядом с крестиком, бумажка с номером мобильного телефона этого военкома. Если будут забирать на флот или в какие-нибудь по нынешним меркам дебри типа Калининграда, Пскова, или дедовщина, или что, он всегда может позвонить полковнику. Тот заступится.

Здешний народ очень бедный. Ты не поверишь. У военкома 140 человек ушло в армию весной, а комиссованные – 80 человек – остались дома. Почти все из-за т.н. «неполноценного питания». Маленький вес при нормальном росте. Хотя для большинства здесь, не поверишь (!;), армия - спасение. Вырвать парня из криминальной среды, дать отдышаться многодетной семье от безработного нахлебника и т.д.

Повторяется история, когда в годы коллективизации Красная армия была спасением для крестьянских парней. Все были сыты, одеты, обуты. Вот жизнь была! Не то, что в раскулаченных селах. Так вот теперь вся эта Сибирь – одна сплошная раскулаченная деревня.

Народ перестал разводить коров, так как их негде пасти. Это в Сибири-то! Да просто земля кем-то оформлена в собственность и окружена колючей проволокой. А раньше это было поле для выпаса...

30 августа

Два года назад, как раз 30 августа, я попал на концерт Мадонны в городе-герое Ницца, на Лазурном берегу. В этом году 30 августа я познакомился с военкомом, который хлопотал о судьбе двух унитазов для местного зиминский детский сад. Там унитазов просто не было и дети какали просто на пол, за зановесочкой

Из разговора с военкомом:
- Да вы посмотрите, как живут чиновники, на каких машинах они ездят, где покупают одежду, что едят, где отдыхают. Доколе такое будет продолжаться!!! Это не просто несправедливо, это подло! Это чистое предательство своего народа. Нет. Это измена! У вас, военных это называется «измена Родине».
- Хм. Измена Родине в масштабах района? Наверное. В Москве чиновников сажают за измену Родине в форме передачи гостайн иностранным спецслужбам. У вас все серьезней. Измена – это отказ чиновника решать вопрос ремонта роддома или замены унитаза в детском саду.

А техничка в детсаде получает зарплату в 2.5 тысячи рублей. Что такое техничка? По нашему – уборщица.

31 августа
утро.

Девушки здесь правильные, встречаются с парнями ради удовольствия. Никакого дальнего расчета нет. Дают всем, кто нравится. Без обязательств. «Что значит секс без обязательств»? - спросил мой товарищ Витя местную комсомолку Лену. – «Это значит без презерватива», - ответила она рассудительно.

За всю жизнь Лена успела побывать только в поселке городского типа Вихоревка, городах Тангуй, Зима и Иркутск, где хотела поступать в иняз. Но пролетела и пошла в местный братский колледж на заочное, где готовят преподавателей младших классов.

1 сентября
утро.

На улицах города сегодня особенно празднично. Много пьяных детей и их родителей. 1 сентября. День знаний...

источник


@темы: Креативы

20:30 

Россия давно умерла

Получил от приятеля его переписку. Оба профессиональные журналисты, довольно известные, так что текст, который ниже, будет читать интересно. История такая: один из них, Юрий Панков, решил провести зачем-то отпуск в Восточной Сибири, судя по письму, с дочерью, и написал такой текст, в виде дневника.

Цель этих заметок мне неизвестна. Может быть, будет публиковать, может быть нет. Я, прочитав, спросил, можно ли ретранслировать в ЖЖ, получил ответ, что да, можно. Судя по неряшливости текста, действительно, живой дневник. Дальше - копия из дневника Юры.

Братство конца
(из дневника лесоруба)

Уже четвертую неделю путешествую по Сибири. Были с дочкой в Красноярске, Абакане (Хакассия), Минусинске, Кызыле (Тыва), Иркутске, Братске, Ангарске, Зиме, Улан-Удэ. Добрались даже до Иволгинского дацана (духовный центр российских буддистов). [next]
По Красноярскому краю гоняли по 800 километров в день на скорости до 140 в час.
Один раз где-то на трассе под Кызылом от нашей машины даже не успел увернуться косяк коршунов, который мирно пасся над какой-то падалью. Падалью в итоге стало больше, но теперь придется менять лобовое стекло.

Иногда по несколько часов мы в полной темноте хе*ачили по степи или полупустыни. Так было в Хакассии, Тыве, и в предгорье Тибета.
Здесь очень красиво. То есть ОООчень красиво. Нигде в мире нет ничего подобного.

Но кое-какой негатив я все-таки заметил: СТРАНА УМЕРЛА.
Без преувеличения. Но никто этого не заметил.
Просто о ней давным-давно забыли.

Из Улан-Удэ дочь поехала поездом до Москвы, а я вышел в Ангарске, где меня встретил старый друг. В итоге мы погнали на север через разные города – Зиму, Усолье Сибирское, Саянск, Тулун.

Теперь я в Братске. Уже пятый день.

Это не поддается описанию. Такое ощущение, что я оказался в начале 90-х годов. Это выражается во всем и, прежде всего, в невероятном количестве бандюганов и пьяных. Церквей нет в принципе. Первое, что показалось подозрительным, это невероятная популярность такси. Город размером с московский округ и населением в 260 тысяч человек просто наводнен ими. Во дворе пятиэтажки можно увидеть 2-3 паркующиеся, подъезжающие или отъезжающие машины с шашечками.

Потом выяснилось, что простые люди здесь ездят на такси даже за хлебом, (как в "Бриллиантовой руке";), потому что на полном серьезе боятся воров и убийц. Такси - самый распространенный общественный транспорт. В любой конец города отвозят за 60 рублей. Машину вызывают по телефону и она подъезжает буквально в течение 2-3 минут. После полуночи город просто вымирает.

Зимой посреди дня могут сорвать с прохожего меховую шапку или снять дубленку. Летом в порядке вещей отбирать мобильные телефоны, срывать золотые украшения, цепочки. Все, что можно сорвать, отнять и т.п.

Учитель в сельской школе зарабатывает 3,5 тысячи рублей. Замглавврача братской горбольницы - 10 тыс.

Трезвых пока не видел. Тайгу рубят нещадно. В Братском районе лесов осталось, по словам мэра, на 30 лет. (Там все вырубается компанией "Илим Палп", в которой работал Д.Медведев, и который в 90-е годы провел сделку по
продаже акции этой компании американцам. Так что все принадлежит здесь им.)

Одним словом Сибирь и Дальний Восток потеряны однозначно. Все здесь ругают китайцев, но понимают, что кроме как от них ничего хорошего ждать не приходится. Хорошее - муж китаец, работа в китайской компании, китайские фрукты, китайские рестораны, отдых в Китае.

Книжками почему-то никто не интересуется. Хотя на вокзале Иркутска удалось купить сборник В. Распутина с его автографом за 150 рублей. Лучшего подарка из поездки по Сибири не придумать.

Над городом периодически ревет сирена, как во время войны. Этим информируют, что Братский лесоперерабатывающий комбинат (БЛПК) начинает выброс отходов. Через трубу, тупо - прямо в небо. Комбинат находится практически в центре города. Дым валит постоянно, но когда раздается сирена, жуткий вой, начинается выброс какой-то реальной химии, и граждане сразу закрывают окна, заживают носы и все остальное. Вонь дикая. Идет волнами. Разит хуже, чем в общественном сортире. Чем-то блевотно-кислым.

(Очень грустно, когда это зловонье накрывает город в светлый праздник 1 сентября, День знаний. Детки в белых рубашечках и бантиках с цветами ходят по вонючим улицам города-помойки). С другой стороны города находится БрАз - Братский алюминиевый завод.
Оттуда просто постоянно валит густой дым, как из какой-нибудь ТЭЦ. И все - на город. С третьей стороны - Братская ГЭС. Там ничего не происходит. Но оттуда постоянно ждут какого-нибудь кошмара, типа того, который случился год назад на Саяно-Шушенской станции. С четвертой стороны - т.н. Братское море.

Помнишь "Прощание с Матерой" В.Распутина? Здесь в 67 году были затоплены сотни деревень, кладбища. Тем не менее, люди здесь вовсю ловят рыбу и не брезгуют. (Для сравнения: в т.н. Красноярском море рыбу из-за затопленных кладбищ ловить нельзя).

Средняя зарплата здесь 8 тысяч рублей. Видели детей, стоящих на коленях у железнодорожного переезда и просящих милостыню. Путина и Медведева в этих краях называют просто: "п*дики".

В общем, местечно дико депрессивное. Но очень интересно. Удалось снять 3-х комнатную квартиру, правда, без стиральной машины и с ужасной электрической плитой. Зато в ванной есть джакузи)). Дом, кстати, хрущевская пятиэтажка, а в квартире была сделана перепланировка. СтудьЁ, блин! Все удовольствие – 8 тысяч в месяц. Поживу здесь пару-тройку недель. Попутешествую, понаслаждаюсь общением с туземцами и туземками.

Был уже в нескольких районных городах и деревнях. О-о-о-о-о. Такую нищету представить просто невозможно. Местный врач рассказал мне, что некоторые дети ходят в школу без нижнего белья........ Страшно? В местном магазине продается лионозовское молоко "Вим-Биль-Данн" по 46 руб. за литр. Мандарины - 150 рублей. Зато очень много дешевой водки.

Совсем забыл! Соотношение полов здесь – 1 к 3. То есть на трех баб один мужик! Поэтому сплошь и рядом мамаша и дочка живут с одним мужиком. Полным-полно матерей в возрасте 15-16 лет. Я плакаль. Из-за этого же много лесбиянок.

Да, забыл сказать. Был в городе Зима. Правят балл - единороссы. Уже второй год заколочен местный роддом. Население города - 34 тысячи человек. В год рождается 600-700 детей. Женщины вынуждены рожать в машинах скорой помощи, которые заказывают на нужный день. Кто не успевает - дома. До ближайших городов - Ангарск, Куйтун, Иркутск - 150-200 километров. Саянск – 24 км. Но ведь не у всех есть машины и деньги на такси. Вобщем, не доехать.

И еще. За т.н. Братским морем, в тайге много деревень. Между ними расстояние в 100-700 километров. По бездорожью - на пароме - снова по разбитым дорогам. Некоторые деревни совсем маленькие. Некоторые - 1000-2000 человек.
Если умирает человек, труп надо отвезти в Братск. Его надо на что-то погрузить, довезти до парома, переправить на другой берег, довезти до морга, зарегистрировать, и потом тем же путем доставить за море, в родную деревню на кладбище.
Такое путешествие в оба конца в компании с покойником стоит диких бабок по местным меркам, да и занимает дня три. Поэтому здесь просто не регистрируют умерших, закапывают в землю просто так.

Из 320 числящихся совершеннолетними жителей одного села, в живых осталось только 200. На каких-нибудь умерших бабушек по-прежнему присылают пенсию, местные ее делят и пропивают. А на выборах их голоса перекупают то единороссы, то лдпр. Дело в том, что местный избирком может состоять целиком из родственников. Они получают от партийных агитаторов взятки в 50-60 тысяч (на всех) и в конце дня выборов отмечают покойников как явившихся и ставят галочку напротив заплатившей партии.

А ты знаешь, что у нас Сибирь не электрифицирована? Провода не протянули до сих пор, хотя куча электростанций, причем самых мощных в Европе: Саяно-Шушенская, Братская, Усть-Илимская, Иркутская. Строят Богучанскую. Но вот провода при советской власти не успели везде подвести. А едроссам наплевать. Линии тянут только на запад. Но ничего. На турбазах (даже на Байкале!;) иной раз свет в домики дают от дизеля на 3-4 часа вечером и на час утром. Хотя в некоторых электричество, конечно, есть. Но там проживание в сутки стоит около четырех тысяч. Мы с дочкой принесли керосиновую горелку в номер и на ней грели чай.

Везде по-разному хе*ово, некомфортно, но одинаково красиво. Это "красивое" снимает весь негатив. Но если представить себе жизнь т.н. "сибиряков" - то это такая жуть, что лучше и не думать. Причем, я здесь был уже 24 года назад. Тогда хоть и ругали жизнь, но старались ее улучшать. А сейчас все нацелено только на выкачивание денег из природы. Лесорубам, которые неделями херачат в тайге, «Илим Палп» платит по 30 тысяч рублей.
Но при этом, по договоренности с администрацией района, уже не выплачивает никаких (!;) средств на местную социалку, на дороги, восстановление леса. Его, кстати, здесь осталось на 30 лет. Об этом я прочитал в интервью с мэром братского района. Он надеется, что лес вырастет. Но это неправда. Кедр так быстро не восстанавливается. Я специально посмотрел информацию на растениеводческих сайтах.

Все для приезжающих из Москвы здесь оказывается очень дорогим. При этом московских условий реально ни за какие бабки не создать и не купить. Спортивных залов и бассейнов, соляриев здесь нет. А если есть, то только для детей и во время учебного года. Если ты хочешь выпить кофе, то в местных столовках и кафе тебе предлагается только "Нескафе 3 в 1" из пакетиков. Пойло, потреблять которое опасно для жизни.

В единственном месте Братска где варят кофе (называется заведение "Фишка", чашечка стоит 250 рублей). Это - место для местной элиты, и ее детей. Здесь крутится местная «золотая молодежь».
Но места, правда, очень красивые!!!!!

А вот фантастические имена людей, с которыми мне удалось столкнуться:

Ольга Фигура
Степан Иринович
Петр Орлович
Гайдаров Гайдар Мамедович
Артур Маринович Фортуна
Девушка по имени Веренея
Оксана Лень (О.Лень)

Каждый день жизни здесь – реальный подвиг, сравни полету в космос без скафандра. Местные мужики, работающие на БрАзе и в «Илим Палп» к 40 годам импотенты. Все дровосеки, понятное дело, без рук - без ног. По бетонке, связывающей город с БАМом носятся тяжеловозы, принадлежащие американцам («Илим Палп»), «черным лесорубам» и китайцам. На них вывозят «кругляк». По БАМу тащат в Китай или Владивосток. А на БРАЗ на переработку привозят сырье из Австралии. Бред какой-то, да?

Бурятию изучил. Бурятки, поверь мне, лучше бурятов. Но ни тем ни другим пить нельзя. Алкоголь валит их мигом. Но они не особенно тянутся к водке. Это все от русских. Это мы их как спаивали, так и спаивали. Но бурятки... ммммм... Я не шучу. Они дико красивы лет до 30-32. Очень аккуратные мордашки. Пока ехали как-то в маршрутном такси по о. Ольхон (было очень тесно), одна такая полтора часа сидела у меня на коленях. Уууууу Но я ничего такого... Просто было очень тесно.

Бабы здесь все о-о-очень испорченные. И не только в Бурятии. Я уже писал, что в Иркутской области, Братске мужиков реально не хватает. Поэтому сплошь и рядом мамаша и дочка живут с одним мужиком. Я вчера даже познакомился с одной такой. Она живет с матерью, отчимом и ребенком от отчима. Ты представляешь?…
Полным-полно матерей в возрасте 15-16 лет. Они здесь боятся делать аборты, потому что гинекология дореволюционная, и после «процедуры» бесплодие гарантировано.
Очень много лесбиянок. Немыслимо! Причем не только среди молодых. Местные мужики после 40 лет – поголовно импотенты. Что остается русским красавицам.

Церквей в городе я за пять дней не видел. Только в каком-то отдаленном районе. Короче, хожу и плачу…

Военком г. Зима - человеком разве что не святой. У него каждый призывник уходит на службу, а на шее, в мешочке, рядом с крестиком, бумажка с номером мобильного телефона этого военкома. Если будут забирать на флот или в какие-нибудь по нынешним меркам дебри типа Калининграда, Пскова, или дедовщина, или что, он всегда может позвонить полковнику. Тот заступится.

Здешний народ очень бедный. Ты не поверишь. У военкома 140 человек ушло в армию весной, а комиссованные – 80 человек – остались дома. Почти все из-за т.н. «неполноценного питания». Маленький вес при нормальном росте. Хотя для большинства здесь, не поверишь (!;), армия - спасение. Вырвать парня из криминальной среды, дать отдышаться многодетной семье от безработного нахлебника и т.д.

Повторяется история, когда в годы коллективизации Красная армия была спасением для крестьянских парней. Все были сыты, одеты, обуты. Вот жизнь была! Не то, что в раскулаченных селах. Так вот теперь вся эта Сибирь – одна сплошная раскулаченная деревня.

Народ перестал разводить коров, так как их негде пасти. Это в Сибири-то! Да просто земля кем-то оформлена в собственность и окружена колючей проволокой. А раньше это было поле для выпаса...

30 августа

Два года назад, как раз 30 августа, я попал на концерт Мадонны в городе-герое Ницца, на Лазурном берегу. В этом году 30 августа я познакомился с военкомом, который хлопотал о судьбе двух унитазов для местного зиминский детский сад. Там унитазов просто не было и дети какали просто на пол, за зановесочкой

Из разговора с военкомом:
- Да вы посмотрите, как живут чиновники, на каких машинах они ездят, где покупают одежду, что едят, где отдыхают. Доколе такое будет продолжаться!!! Это не просто несправедливо, это подло! Это чистое предательство своего народа. Нет. Это измена! У вас, военных это называется «измена Родине».
- Хм. Измена Родине в масштабах района? Наверное. В Москве чиновников сажают за измену Родине в форме передачи гостайн иностранным спецслужбам. У вас все серьезней. Измена – это отказ чиновника решать вопрос ремонта роддома или замены унитаза в детском саду.

А техничка в детсаде получает зарплату в 2.5 тысячи рублей. Что такое техничка? По нашему – уборщица.

31 августа
утро.

Девушки здесь правильные, встречаются с парнями ради удовольствия. Никакого дальнего расчета нет. Дают всем, кто нравится. Без обязательств. «Что значит секс без обязательств»? - спросил мой товарищ Витя местную комсомолку Лену. – «Это значит без презерватива», - ответила она рассудительно.

За всю жизнь Лена успела побывать только в поселке городского типа Вихоревка, городах Тангуй, Зима и Иркутск, где хотела поступать в иняз. Но пролетела и пошла в местный братский колледж на заочное, где готовят преподавателей младших классов.

1 сентября
утро.

На улицах города сегодня особенно празднично. Много пьяных детей и их родителей. 1 сентября. День знаний...

источник


@темы: Креативы

18:29 

Зачёт

Целую неделю я веду занятия у заочников. С утра и до вечера. Я пляшу как клоун перед их кислыми, безразличными и сонными лицами, пытаясь оставить в их головах хотя бы легкий призрак основ нефтепереработки. Но им насрать на меня и насрать на предмет. Они, как китайские болванчики, тактично кивают в ответ на мои объяснения и не сильно превосходят последних в знаниях и в стремлениях к знаниям. Я утомлен борьбой с ветряными мельницами и в субботний день устало оседаю в кресло своего кабинета. Университет пуст. У меня – время зачета. А за дверьми толпится очередь жаждущих халявного зачета заочников.

Ко мне присаживается первый из заочников с самостоятельной работой на руках. Читаю тему: «Октановое число бензинов. Понятие, методика определения». Предчувствуя недоброе, задаю неожиданный вопрос: «Что такое октановое число?». Заочник в недоумении розовеет. В его взгляде читается удивление, с чего я вдруг спрашиваю его про это? Почему именно его спрашивают про октановое число? Он начинает крутиться вокруг трех известных ему слов по данной теме. «Октановое», «число» и «это». Сохраняя видимое спокойствие, я беру обеденную металлическую вилку и короткими движениями бью ею неуча в горло. Его руки только-только начинают пытаться прикрыть открывшиеся кровавые раны, а я уже резкими движениями выталкиваю его из раскрытого окна кабинета. С ужасом в глазах он пытается схватиться за раму нового пластикового окна, но скользкие от крови руки предают его и он, прохрипев три этажа, бьется об асфальт внутреннего университетского двора.

Подтерев полотенцем кровь, я зову следующего. Заходит накрашенная девушка вульгарного вида. Контрольная работа под названием: «Обезвоживание нефти. Необходимость обезвоживания, способы обезвоживания». Выдумываю глупейший вопрос: «Если в 100 кг водо-нефтяной эмульсии содержится 50 кг воды, то сколько в эмульсии воды в процентах?». После мучительного размышления заочница выдает: «30?». Я наношу ей резкий удар в живот. Пока она беззвучно пытается широко открытым ртом проглотить воздух, я хватаю ее за волосы и разбиваю лицо об угол стола. Схватив студентку за футболку и джинсы, я вышвыриваю ее из окна. Земля жалостливо обрывает ее мучения.

Третий студент спрашивает про двоих зашедших. Невозмутимо отвечаю, что они вышли. Студент садится и на вопрос о дизельном топливе отвечает, что оно выкипает до 200 градусов Цельсия. Я не успел сесть, поэтому со всем энтузиазмом бью его ногой в голову. Пока он не оправился от неожиданности, серией ударов я вбиваю коленом его нос в его же череп. В черепе, видимо, пусто, нос входит хорошо. Булькая и хрипя, он сползает со стула. У меня уже нет сил выбрасывать очередное тело из окна.

Я выхожу в коридор и интересуюсь, читал ли кто-нибудь свои контрольные работы, которые на руках уж больше месяца? Вяло отвечают, что вот-вот дочитывают. Я возвращаюсь в кабинет, подхожу к вытяжному шкафу и достаю трехлитровый жбан с кислотой. Выливаю содержимое в пластмассовое ведро, беру ведро и выхожу из кабинета. Двумя плавными движениями я выплескиваю кислоту на скучковавшихся заочников. Крики боли разносятся по опустевшему университету. Я беру из кабинета тяжелый штатив и спокойными взмахами добиваю стонущую и ползающую посредственность и безграмостность.

Вернувшись и плотно закрыв дверь, я кидаю в чашку одноразовый чайный пакетик и включаю электрический чайник. Прием зачета завершен…

---

- Андрей Альбертович?
- Да? – сказал я, открыв глаза после внезапно навалившегося дневного морока. Я обернулся: сзади меня стоял парень с татарским лицом. Заочник.
- Можно Вам сдать зачет?
- Присаживайтесь. Кстати, много Вас там собралось?
- Почти вся группа.
- Печа-а-а-ально, но… что же, - сказал я. – приступим. Так.. что у нас тут. Октановое число? Замечательно. У меня к Вам неожиданный вопрос: что такое, батенька, октановое число?
- Октановое число? – переспросил студент.
- Да.
- Октановое число… это… мм… как сказать-то… в общем, октановое число – это важнейший показатель, который… ммм… как его… черт…. в общем… не могу объяснить, но… Знаете, как зашел к Вам, так всё из головы и вылетело….

Начиная нервничать, я неосознанно полез правой рукой в ящик стола и нащупал там металлическую вилку.

© Sinant (заранее извиняюсь за первый блин и спасибо всем поддержавшим).


@темы: Креативы

18:29 

Зачёт

Целую неделю я веду занятия у заочников. С утра и до вечера. Я пляшу как клоун перед их кислыми, безразличными и сонными лицами, пытаясь оставить в их головах хотя бы легкий призрак основ нефтепереработки. Но им насрать на меня и насрать на предмет. Они, как китайские болванчики, тактично кивают в ответ на мои объяснения и не сильно превосходят последних в знаниях и в стремлениях к знаниям. Я утомлен борьбой с ветряными мельницами и в субботний день устало оседаю в кресло своего кабинета. Университет пуст. У меня – время зачета. А за дверьми толпится очередь жаждущих халявного зачета заочников.

Ко мне присаживается первый из заочников с самостоятельной работой на руках. Читаю тему: «Октановое число бензинов. Понятие, методика определения». Предчувствуя недоброе, задаю неожиданный вопрос: «Что такое октановое число?». Заочник в недоумении розовеет. В его взгляде читается удивление, с чего я вдруг спрашиваю его про это? Почему именно его спрашивают про октановое число? Он начинает крутиться вокруг трех известных ему слов по данной теме. «Октановое», «число» и «это». Сохраняя видимое спокойствие, я беру обеденную металлическую вилку и короткими движениями бью ею неуча в горло. Его руки только-только начинают пытаться прикрыть открывшиеся кровавые раны, а я уже резкими движениями выталкиваю его из раскрытого окна кабинета. С ужасом в глазах он пытается схватиться за раму нового пластикового окна, но скользкие от крови руки предают его и он, прохрипев три этажа, бьется об асфальт внутреннего университетского двора.

Подтерев полотенцем кровь, я зову следующего. Заходит накрашенная девушка вульгарного вида. Контрольная работа под названием: «Обезвоживание нефти. Необходимость обезвоживания, способы обезвоживания». Выдумываю глупейший вопрос: «Если в 100 кг водо-нефтяной эмульсии содержится 50 кг воды, то сколько в эмульсии воды в процентах?». После мучительного размышления заочница выдает: «30?». Я наношу ей резкий удар в живот. Пока она беззвучно пытается широко открытым ртом проглотить воздух, я хватаю ее за волосы и разбиваю лицо об угол стола. Схватив студентку за футболку и джинсы, я вышвыриваю ее из окна. Земля жалостливо обрывает ее мучения.

Третий студент спрашивает про двоих зашедших. Невозмутимо отвечаю, что они вышли. Студент садится и на вопрос о дизельном топливе отвечает, что оно выкипает до 200 градусов Цельсия. Я не успел сесть, поэтому со всем энтузиазмом бью его ногой в голову. Пока он не оправился от неожиданности, серией ударов я вбиваю коленом его нос в его же череп. В черепе, видимо, пусто, нос входит хорошо. Булькая и хрипя, он сползает со стула. У меня уже нет сил выбрасывать очередное тело из окна.

Я выхожу в коридор и интересуюсь, читал ли кто-нибудь свои контрольные работы, которые на руках уж больше месяца? Вяло отвечают, что вот-вот дочитывают. Я возвращаюсь в кабинет, подхожу к вытяжному шкафу и достаю трехлитровый жбан с кислотой. Выливаю содержимое в пластмассовое ведро, беру ведро и выхожу из кабинета. Двумя плавными движениями я выплескиваю кислоту на скучковавшихся заочников. Крики боли разносятся по опустевшему университету. Я беру из кабинета тяжелый штатив и спокойными взмахами добиваю стонущую и ползающую посредственность и безграмостность.

Вернувшись и плотно закрыв дверь, я кидаю в чашку одноразовый чайный пакетик и включаю электрический чайник. Прием зачета завершен…

---

- Андрей Альбертович?
- Да? – сказал я, открыв глаза после внезапно навалившегося дневного морока. Я обернулся: сзади меня стоял парень с татарским лицом. Заочник.
- Можно Вам сдать зачет?
- Присаживайтесь. Кстати, много Вас там собралось?
- Почти вся группа.
- Печа-а-а-ально, но… что же, - сказал я. – приступим. Так.. что у нас тут. Октановое число? Замечательно. У меня к Вам неожиданный вопрос: что такое, батенька, октановое число?
- Октановое число? – переспросил студент.
- Да.
- Октановое число… это… мм… как сказать-то… в общем, октановое число – это важнейший показатель, который… ммм… как его… черт…. в общем… не могу объяснить, но… Знаете, как зашел к Вам, так всё из головы и вылетело….

Начиная нервничать, я неосознанно полез правой рукой в ящик стола и нащупал там металлическую вилку.

© Sinant (заранее извиняюсь за первый блин и спасибо всем поддержавшим).


@темы: Креативы

06:13 

Снайпер

- Бабушка! Бабушка! Смотри какую удочку мне дед собрал!
кричал я, подбегая к ней, и показывая свое не мудреное удилище.
- Завтра с утра на рыбалку с дедом пойдем! Я ему место покажу, где Юрка на той неделе вот такого карася поймал!
и, разводя руки на всю ширину своих плеч, изображал размер карася. Преисполненный гордости за то, что деда поведу я. Хотя какой там я. Дед, когда я ему предложил его отвести, с легким прищуром сказал:
- Ну что ж. Раз знаешь место, так веди. Я пока тебе удилище соображу...
хотя все места сам и так знал. Удачно мы тогда с ним сходили. На жарёху и на уху хватило...

04:30 Высота «N»
...Ранне утро. Мы закрепились на высоте. В низине туман. Фрицы пока не высовываются. Они, суки, вообще по утрам не любят высовываться. Горячий «кофэ» пьют, гады. Наблюдаем с Юрком в бинокли, есть ли где движение. От ружейной оптики уже глаза устали. Пока никого нет. Только дымок кое где вьется сквозь туман. Кофе греют, гады. Подождем, как прояснится.
Нас пятеро. Держим высоту уже 18 часов. Не спали. Хорошо еще, что пайки с собой с запасом набрали. Патроны к нашим «снайперкам» Мосина еще есть. Надеемся, к обеду на нас выйдет наша мотострелковая дивизия. С ней предстоит переход к городу «N», там нас ждет отдых и следующее направление.
Вспоминаю детство. Рыбалку с дедом...

06:10 Высота «N»
...Вот они. Зашевелились. То с лева, то с права заметно движение. Туман почти сошел. Связи с нашими нет. Проверили винтовки. Скоро придется отстреливаться. Лишь бы по нам минометы не заработали.
Вспоминаю, как месяц назад проходили по деревне моей бывшей. Видел моих деда и бабку. Деда-партизана сдали. Бабку повесили с ним заодно, в «назидание». Гады. Сволочи. Слышу скрип зубов. Оборачиваюсь по сторонам. А. Это же я...

06:30 Высота «N»
...На моем счету уже пять фрицев. Пытались перебежками параллельно реке проскочить. Не дал. Мои товарищи не отстают. Заглушили их попытки пока. Что будет дальше? Связи так и нет...

08:00 Высота «N»
...Наша высота их пехоте не по зубам. Стволы раскалены почти до красна. Юрки уже нет. Санька уже нет. Эх, ребятушки вы мои. Не уберег я вас... Минометы по нам пустили. Стрелять не можем пока. Они же лезут. Они же пройдут! Надо крикнуть оставшимся, что бы не засиживались в воронках... Надо бить ближайших. Не подпустить!.. Патроны! Где патроны!? Оборачиваюсь. Через оседающую пыль от разрывов снарядов ничего не видно. Где мои ребята? Кричу... Слышу отклик. Есть. Хоть одного слышу. Кричу про патроны. Есть патроны! Ловлю в прицел. Выстрел. Не проверяя результат двигаю ствол на другую цель. Выстрел. Дальше! Давай дальше, лови их. Не дай подобраться!..

10:00 Высота «N»
...Перед глазами озеро. Дед показывает, как забрасывать удочку подальше. Поплавок шевелится на мелких волнах. Вдруг дернулся! Еще! Так, дед говорит не спешить. Выждать. Обхитрить. Жду. Чот это?! Вместо поплавка появилось что то круглое и темное. Наверное сом! Дед говорит, что водятся они тут. Что? Говорит не сом. Кто? Что? Дед, пригнись. Дай я его подсеку. Почему то вместо удочки палец чувствует курок. Щас я его... Подожди... Не спеши... Выстрел! Есть... Туман над озером рассеялся. Нет. Это не туман. И не озеро. Это пыль и дым от разрывов. В ушах звон. Дед! Уйди! Где мои ребята? Кто остался? Головой повертеть не могу. Присыпало видать. Звон в ушах пропал. Ветер. Глухие удары. Земля по до мной дрожит. Так. Сосредоточься! Не отвлекайся! Цели где?! Вот! Вижу. Навожусь. Выстрел!..

11:00 Высота «N»
… Кто то дергает за плечо. Юрка. Кричит — патронов уже давно нет. Как это нет?! Вот же они! Справа под моей рукой. Дурак Юрка! Не видит ничего. Заряжаю. Цель. Есть цель. Есть много целей. Много сомов! Много фрицев! Губы скривились в усмешке. Нет, даже в дикой ухмылке. Вот дед. Ты бы моему улову обрадовался. Да? Дед! Ты где!? Щас я их. Цель. Выстрел! Есть. Цель. Выстрел! Есть. Сколько же их там?..

11:20 На подступах к высоте «N». Расположение немецких частей.
- Оберлейтенант! Разрешите обратиться!
- Тихо. Не ори. Что с высотой? Почему не наша до сих пор?
- Не могу знать как и почему, но мы не можем пробраться туда, оберлейтенант!
- Почему это?
- Наши зольдатен падают замертво при приближении к высоте, оберлейтенант!
- Как так?
- Не могу знать, оберлейтенант! Выстрелов с высоты уже пол часа как не слышно. Но при приближении к ней наши солдаты падают замертво, оберлейтенант! Нескольких из них мы с большим трудом и при большом риске перенесли в наши землянки, оберлейтенант! Врач говорит, что они все умерли от разрыва сердца, оберлейтенант!
- Что за чушь вы мне тут несете?! А?! Герр-как вас там! Эй, что с вами?! Поддержите его кто нибудь! Врача! Доктор! Скорее сюда! Да-да, сюда! Да не бойтесь вы! Русские уже не стреляют давно! Давайте сюда, ко мне в траншею! Вот так, еще чуть чуть! Шайзе! Доктор! Что с вами! Доктор! Позовите другого доктора кто нибудь! Где все!? Где все, я вас спрашиваю!? Кто нибудь! Где вс...................

Negue ©


@темы: Креативы

12:20 

Как я поверил в бога

Шутки-шутками, а я иду в субботу на исповедь. И вот из-за чего.
Я живу в Казани и работаю с очень интересным человеком его зовут Антон по прозвищу Горин. Он когда-то занимался ролевыми играми на исторические темы, вот прозвище и осталось. Этот Горин очень верующий человек. Причём правильно верующий, без фанатизма и задротства. Зато хорошо поёт и голосиной своим зал на 120 человек перекрывает только так без микрофона.
И есть у нас в Казани улица Парижской Коммуны. Названа в честь французов-христиан, а на ней мусульмане окопались: мечеть Нурулла, куча мусульманских магазинов и, соответствующий народ тусится: бородатые, закутанные, а то и вовсе что-то в мешке с прорезями для глаз.
И вот встречаю я Горина на этой улочке. Он где-то там рядом работает. Стоим, общаемся. Тут рядом останавливаются двое - мужик бородатый в мусульманской ермолке и что-то в мешке, который паранджа. И мужик начинает громко на всю улицу что-то выкрикивать на каком-то восточном языке. Но не татарском - татарский я знаю. Ну, и выкирикивает что-то вроде: "Алла-бисмалла...".
Горин стоит-стоит, поворачивается в сторону ближайшей церкви, хоть её из-за домов и не видно... да ка-а-а-а-к заведёт... по всем правилам церковного пения:
- "Царю Небесный,
Утешителю Души истинны..."
И так с выражением...
Бородатый аж винтом крутанулся и - хляп задницей на землю! Тётка в парандже в стенку вжалась и - оба замерли!!!!
Горин допевает молитву, поворачивается к мужику, кладёт ему руку на плечо и так вкрадчиво, по-дружески начинает ему говорить: "Да воскреснет Бог, да расточатся враги Его..."
Вот честное слово, у бородатого рука ко лбу рефлекторно дёрнулась тремя пальцами!!!! Тут он явно опомнился, вскакивает, хватает свою бабу в паранже, и - дёру. Подскальзывается, падает на колено и - дальше дёру. Горин смотрит ему вслед и так флегматично заканчивает: "...и да бежат от лица Его ненавидящи Его. Вот так примерно. Это Россия. Это тебе не Аравия."
Перекрестился и - пошёл. И ни один бородатый на него даже не пикнул, хотя их полная улица была.
Это - Россия. Даже если она Татарстан.


© Rustem Kirsanov


@темы: Креативы

20:55 

Его девочка.

Ей - 7, и она первоклашка-куклёныш с неизменными белыми бантами и растерянным взглядом представителя племени мумбо-юмбо, который оказался в мегаполисе.
А ему - 16. И он, "взрослый", вынужден "по-соседски" водить это рассеянное чудо в школу и сдавать с рук на руки учительнице. Потому что если позволить ей идти в школу или обратно самой - она вполне могла бы потеряться на сутки, засмотревшись на пролетающую бабочку или погнавшись за пушистым котом.
И он ходил с этим "хвостиком", потому что его мама жалела соседку, в одиночку растившую кареглазую озорницу, у которой "две работы и никого, а ты у меня такой серьёзный, надёжный парень!"
И смущённо кривил губы, когда одноклассницы насмешливо проезжались по "его девочке", которая терпеливо дожидалась окончания его уроков на продлёнке.

Ей - 11, ему-20.
И часто-часто, возвращаясь из института или свиданий ему приходилось брать её в охапку и вытаскивать из самых жестоких девчоночьих драк, и - чуть позже - отнимать сигареты, и красноречиво грозить кулаком её многочисленным малолетним поклонникам. И сопливые хулиганы перешёптывались, опасаясь обидеть "Его девочку".

Ей - 17, ему -26.
И они как-то одновременно пошли под венец, он - с однокурсницей, она - с одноклассником, а потом так же " в унисон" скоропостижно развелись, и проводили вечера друг у друга в гостях, переживая и пережёвывая тяжёлые расставания и разочарования, сочувствуя друг другу, пытаясь найти ошибки.

А потом умерла её мама, а его родители переехали на дачу.

Ей - 25, ему -34.
Она - невероятно красивая, строгая и очень серьёзная дама-карьеристка в серьёзной компании. Он - смешливый и безответственный, но невероятно талантливый "работник творческого труда".
И, пожалуй, только он один знал, сколько прежнего озорства и безумств в этих глазах, спрятанных от чужих за затемнёнными стёклами очков.
И, наверное, только она одна знала, сколько надёжности и терпения в этом не пунктуальном взбалмошном "гении".

Ей -27, ему -36.
И он и она время от времени пытались наладить личную жизнь, и тогда вечерние чаевания прекращались, но всё как-то не срасталось, и как-то всё чаще и громче стали звучать мысли о детях.
И, наконец, они решились, и прорубили внутреннюю дверь между своими жилищами, оставили одну на выход, и стали жить-поживать.

В 28 она родила ему сына.
И потом, когда его спрашивали о детях, он отвечал со смехом - "у меня двое: мальчик и девочка". И Его девочка, порой бывала озорней и наивней их не по годам серьёзного ребёнка.
И заливалась колокольчиком, как первоклашка из его памяти, прыгая в классики, замирала на полчаса над муравейником, безбашенно лезла на самые крутые горы и прыгала в море со скалы.
И потом, так же увлечённо и искренне возвращалась в детство вместе с внучатами, забираясь на самую верхушку за самыми вкусными черешнями, и в такие моменты он жмурился от страха за неё и после с прежним восторгом выдыхал облегчённо, прижимая её к груди: "Моя девочка."
И она презирая халаты и платки своих ровесниц, гоняла в столицу за самыми новомодными джинсами, и стригла седые волосы коротким ёжиком со смешной чёлкой.
И, когда она прихорашивалась, он часто обнимал её за плечи, и она видела себя в отражении отражения его глаз - молодую, счастливую, красивую, восторженную и удивлённую каждому мгновению нового дня.

Потом у неё случился гипертонический криз, и он кормил её печёными яблоками с ложечки, и обещал своей девочке поездку в Гималаи и посещение селения Кулу. В её глазах загорался огонёк, и она криво улыбалась ему, и отчаянно шевелила пальцами, поторапливая восстановление - девочкам некогда валяться в больницах...
И, конечно, Его девочка встала, побежала, понеслась, засунув в дальний шкаф пенсионное удостоверение и позабыв графу "возраст" в паспорте.

***
А потом он ушёл и не вернулся.
Позвонили из больницы, чего-то сказали - она совсем не помнит, что именно, просто вдруг стало мучительно не хватать воздуха, и картинка в телевизоре стала кроваво-красной, а ноги - ватными и непослушными...
И она будто проспала всё это время, пока кто-то прощался с его телом, и даже не плакала, и рассказывала соседкам по палате о нём в настоящем времени...

И когда очутилась дома - ещё не верила, и вслушивалась в шум лифта, и перебирала дрожащими пальцами корешки его любимых книг.

...И безумно удивилась, когда вместо привычной отражённой его глазами, девочки из зеркала в ванной на неё посмотрела 77-летняя старуха.....

источник


@темы: Креативы

16:25 

Женитесь,мужики

Офигеть история

Помогайте братцы, Бога ради!

1.
Эпикриз: Не прошло как полгода законного брака, и я осознал всю плачевность моего положения. В первую очередь с физической и моральной стороны. Во первых меня обсуждали с подругами; Во вторых явно или косвенно тёща влезала со своими идеями фикс; В третьих я осознал что в принципе я не единственный мужчина у своей пассии; В четвертых по сердобольным советам подруг мне подмешивали снотворное в еду (дабы не мешал);

Собственно все это произошло за 6-7 месяцев брака. Были созданы невыносимые условия совместного проживания. И как логичный результат я сделал ноги. В течение короткого срока мне пришло сообщение о бракоразводном процессе.

Судья не принял во внимание непродолжительность брака, отклонил доводы касательно недостойного поведения супруги во время брака. При этом сославшись на особый статус матери, необходимости защиты материнства и детства взыскал с меня алименты по содержанию ребенка и супруги соответственно.

Других требований бывшая супруга, её мать и сестры ко мне великодушно не предъявляли, так как я являюсь сиротой, и никаким имуществом не располагаю.

Однако, дядя бывшей жены – сотрудник генеральной прокуратуры организовал выездную проверку организации, в которой я работал. Как результат я был незамедлительно уволен.

Также по просьбе бывшей жены мне принесли повестку в армию (мне нет 27).

В дополнение судоисполнители не выслали мне документы об оплате алиментов и через адвоката угрожают уголовным преследованием (объявить в розыск). Ситуация осложняется тем ,что её другой дядя – сотрудник центрального аппарата МВД.

2.
На руках у меня имеется два заключения молекулярно – генетической экспертизы (Дэ Эн Ка): одно анонимное сделанное в США с отрицательным результатом на отцовство, и второе местное (официальное) с положительным результатом на отцовство. Судья отказывает в проведении дополнительной экспертизы, основываясь на отсутствии соответствующих доказательств и травмировании психики ребенка.

3. Судья отказывает в уменьшении алиментных выплат на основании отсутствия необходимых доказательств моей неплатежеспособности.

4. Судоисполнители исчисляют мою задолженность исходя из официальной среднемесячной зарплаты по региону проживания бывшей супруги.

На основании выше изложенного прошу помочь обосновать необходимость (с точки зрения закона, а не логики):
1. Проведения дополнительной мол.-генетической экспертизы.
2. Уменьшения алиментов до минимума.

ЗЫ я проживаю в казахстане ,однако наши законы практически идентичны (наследие совка).
ЗЗЫ я по образованию ученный и соответствующей работы в кз не предвидится.
ЗЗЗЫ задаю данные вопросы здесь ввиду широкого опыта судебных разбирательств у постояльцев сего форума. (Параллельно задал идентичный вопрос на кз юр. форумах)

Благодарю заранее logovaz
Отсюда


@темы: Креативы

danil-mas

главная